26.03.2015 | 11:21

В Музыкальном театре имени Станиславского - премьера мультимедиа-оперы

Владимир Тарнопольский в России крайне востребован как музыкальный деятель, педагог, профессор столичной консерватории, руководитель ансамбля «Студия новой музыки». Хотя известен он, в первую очередь, как композитор. И, к сожалению, прежде всего, на Западе, где его музыка регулярно звучит на самых статусных фестивалях. Еще в 2006-м году, по заказу Бетховенского фестиваля и Боннской оперы, композитор написал оперу «По ту сторону тени». Теперь настал черёд российской премьеры. Мультимедиа-оперу представили в музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко.  

Это не совсем опера – главное слово здесь – мультимедиа. Хотя автор постановки - Владимир Тарнопольский - это действие на сцене называет именно оперой, и обижается на определение «перформанс». Говорит о продолжении традиции мадригалов – когда, как здесь, нет четко выраженного сюжета и ни одной арии.

В основе либретто – две притчи. Первая – о пещере Платона – основа основ всей европейской философии. О том, как люди – узники пещеры, видят лишь тени на ее стенах. Они не могут выйти из своего плена и думают, что тени – это и есть реальность. Вторая легенда Плиния Старшего - о том, как возникло изобразительное искусство, желая запечатлеть образ возлюбленного, коринфянка обвела контур его тени углем. Над либретто Тарнопольский работал долго, желая сделать его прозрачным, как миф, чтобы казалось, что его нет. У него получилось.

«Мне очень нравится эта версия. Первую постановку мы делали в Германии, в 2006-м. Та версия получилась слишком серьезной. Тема ведь актуальная – человек стремится к искусству. Вот здесь как раз хороший баланс легкости и проблемности», - считает хореограф Роберт Векслер (Германия).

Опера, непростая для восприятия, нелегко далась и ее создателям. На сцене – зыбкое действие – музыка дает импульс хореографии, хореография рождает интерактивное видео, которое меняет декорации. Но не о музыке в цвете рассуждает художник - о простых функциональных задачах.

«К своей работе я подхожу рационально – без восторженностей. Все взаимосвязано. Мы анализируем музыку и превращаем ее в визуальный эффект. Это сложно», - рассказывает художник Фридер Вайс (Германия)

Посыл спектакля – спор о первенстве искусств – какое из них важнее. Две группы солистов – аллегоричные три грации и три тени сменяют друг друга. Дирижер обращен к камере, музыканты видят его только по телевизору. Оркестров – два, и они не слышат друг друга.

«Здесь выписано все абсолютно точно. Нет секунды даже импровизации. Здесь все слышно, все рассчитано на то, чтобы звук сфокусировался уже перед публикой. Они друг друга не слышат», - говорит композитор Владимир Тарнопольский.

Не звуки, а призвуки, шепот – и людей, и инструментов – все создает странное ощущение виртуальности происходящего. Эту оперу вряд ли поймут те, кто привык к масштабным классическим постановкам. Скорее те, кто открыт для восприятия новых граней знакомых жанров.

Новости культуры