21.04.2011 | 10:46

Костромские музеи: раздел имущества

Более четырехсот сотрудников, пять зданий в Костроме и 16 филиалов по области. Костромской музей-заповедник – один из крупнейших в России. Началось все с музея истории Романовых – члены царской семьи Кострому любили. Музей пережил революции, процветал в советское время. Основные трудности ждали его уже в XXI веке. Пять лет назад, когда начиналась реорганизация и часть коллекции передавалась в пользование церковному музею Ипатьевского монастыря – костромские музейщики объявили протест. Они были уверены: большая часть передаваемых экспонатов будет потеряна, а церковь не сможет вести музейную работу. Тем не менее, раздел имущества завершен. О его последствиях и о том, что происходит в музее сейчас, – наш репортаж из Костромы. Рассказывают «Новости культуры».

Вернуть Ипатьевскому монастырю все святыни с ним связанные означало для музейщиков – лишится части их прошлого. Но найденные и сохраненные ими в советское время иконы, кресты, кадила – теперь объединенные словом «предметы культа» - нужно было отдавать в чужие руки.

«Поначалу было обидно – мы за музеем ухаживали, как могли. Все вручную делалось, ездили в экспедиции, собирали по заброшенным монастырям иконы, реставрировали их – и вдруг тебе говорят, что все это надо отдать. Сложно по-человечески», - говорит директор Костромского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Наталья Павличкова.

Правда, государственный музей не только отдавал, но и получал. Воедино слили два собрания: художественного и краеведческого музеев. Теперь в единой коллекции – более полумиллиона единиц хранения. И в церковном музее, что в Ипатьевском – 3 тысячи.

«В большинстве своем люди боялись, что монастырь будет закрыт для осмотра, что эти вещи, которые переданы будут в фондах под спудом хранится – но все вещи выставлены, монастырь доступен для осмотра, - рассказывает главный хранитель Церковно-историко- археологического музея Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря Светлана Виноградова. – И, кроме того, ни один предмет за пять лет существования церковного музея не использовался ни разу в богослужении».

Сотрудники обоих музеев теперь вместе решают вопросы реставрации и организации выставок. Музейные предметы – их общие дети, они только переданы в пользование церкви, но остаются частью государственной коллекции, в основе которой - собрание Романовых. Сам Николай Второй открывал музей в 1913 году – к 300-летию Дома Романовых.

«После 1917 года на базу свозились все произведения искусства, которые могли найти в дворянских усадьбах Костромской губернии – их было очень много, усадьбы были очень богатые», - рассказывает Павличкова.

Музейщики продолжают пополнять собрание в экспедициях. Пятнадцать лет назад в Кологривском районе открыли новое имя в истории русского искусства. Архивы художника и философа, бытописателя русской деревни Ефима Честнякова обнаружили в его родном доме. Свыше ста живописных полотен, около тысячи графических листов, скульптурки, дневники. Отреставрированная часть – уже на выставке.

«Мы попытались представить мир Ефима Васильевича и дополнить живописные работы предметами обиходными из той местности – из Кологривского уезда, где родился, жил и скончался Честняков», - говорит заместитель генерального директора по научной работе Костромского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Наталья Дружнева.

В маленьких альбомчиках – чудо-сказки с чудо-картинками. Искусствовед Татьяна Сухарева вот уже который год педантично расшифровывает честняковские рукописи. Очень мелкий почерк, своя система пунктуации, и масса диалектов.

«Обязательно консультируешься со специалистами-диалектологами, потому что встречается столько слов – даже местные жители уже забыли их значение, смысл того или иного явления или предмета. Для городского человека сложно бывает понять этот текст», - рассказывает Татьяна Сухарева.

В расшифрованных сказках – крепкая, жизнеспособная и мудрая крестьянская Русь, увиденная в Кологриве. Где родился и Геннадий Ладыженский – известный художник и коллекционер. Его называли королем акварели, но сейчас мечтают показать его неизвестные живописные работы. И часть коллекции западно-европейского искусства, правда, на ее реставрацию нужно много времени и средств. В реставрационной мастерской – портрет мужчины, которого часто писали Ван Дейк и Рубенс. Ладыженский полагал: эта работа может принадлежать кисти Ван Дейка. Версию проверят, возможно, публику в будущем ждет сенсация. А пока – в одном из зданий музея – экспонируется Фаберже.

«Такую выставку получить довольно дорого – страховка большая, транспортировка дорогая. Нужны соответствующие витрины, соответствующие уровню безопасности», - говорит Наталья Павличкова.

«Созвездие Цесаревича» - одно из последних яиц, созданных Фаберже в 1917 – еще не видели Москва и Петербург. А Костромской музей вот уже два года подряд показывает шедевры самой дорогой частной коллекции русского искусства в мире - музея Фаберже в Баден-Бадене. Почему Кострома? Для владельца престижно выставлять творения придворного ювелира в любимых местах членов царской семьи.