05.03.2015 | 10:05

Страницы военной истории в летописи ТАСС

Почти век назад ТАСС получило статус центрального информационного органа. С тех пор фотоматериалы, сделанные тассовцами, обошли практически все печатные издания планеты. В год 70-летия Победы ТАСС собирает воедино страницы военной истории, систематизирует архивы военных корреспондентов и проводит фотовыставки, посвящённые теме войны. 

Последний день перед войной. Фотокорреспондент ТАСС Евгений Халдей был в командировке в Тарханах. Следующий снимок – уже история войны. 22 июня, Москва, Никольская улица, полдень, объявление Молотова о вероломном нападении гитлеровцев, оцепенение... Биография легендарного военного корреспондента начинается с этого кадра.

Ход главных сражений, пленение Паулюса, подписание акта о капитуляции – корреспонденты ТАСС в эпицентре событий. 

"В первые, самые тяжелые полгода войны до зимы 1941 года в ТАСС работало 27 человек вместе с руководителем. Они обрабатывали колоссальный объем информации, ведь часть корреспондентов была на фронтах", - рассказывает сотрудник ТАСС Екатерина Титова. 

Ветеранов ТАСС, очевидцев войны осталось единицы. Мария Колмогорова - связист, работник агентства с 60-х годов. В 1941 году хрупкая 16-летняя девчонка работала на заводе "Красный пролетарий" и грузила 15-килограммовые мины, параллельно обучалась азбуке Морзе, радиотехнике, медицине. С 18 лет на фронте:  радисткой-разведчицей прошла пол-Европы. 

"Мы ничего не боялись, кроме плена, - признается Мария Колмогорова, - потому что они над нами издевались. Это ужасно! Нашу одну радистку поймали, привязали ее к одной лошади и к другой и разорвали". 

Разведчики и пропагандисты на фронтах и в тылу – ценнейшие боевые единицы. С 27 июня в ТАССе сформирована редакция контрпропаганды. Ее материалы для Всесоюзного радиокомитета переводили на иностранные языки и передавали в эфир и зарубежным телеграфным агентствам. В архивах – десятки тысячи тассовок, нацеленных на разные страны или даже группы стран. 

"В первые же месяцы и дни войны стало ясно то, что Швеция, например, сохранит свой нейтралитет, - рассказывает Екатерина Титова. - И было принято руководством решение, что необходимо усилить стокгольмское отделение. Кроме того, тассовцы работали и в Британии, и в Соединенных Штатах, и по всему миру".

Самым очевидным оружием - оружием массового поражения - всегда была фотография. Снимки Евгения Халдея о зверствах фашистов, к примеру, вошли в обвинительный приговор Нюрнбергского трибунала, а его работы с обвинительного процесса и взятия Берлина - в мировую фотохронику.

"Чем фотография эта знаменита? Что все четыре копыта лошади оторвались от брусчатки – конь летит. Жуков был его кумиром. Он снимал его везде: в Потсдаме, на фронте, на Параде Победы. Жуков рассказывал, когда оркестр грянул "Славься!", конь понес, волнение было неимоверное. Усилием воли только держал под узды коня", - рассказывает дочь Евгения Халдея Анна Халдей. 

Евгений Халдей записывал не только имена своих героев, но и их судьбы. Поэтому сегодня его дочь Анна, расшифровывая дневники, рассказывает историю войны в лицах. Про супругов в еврейском квартале Будапешта, которым Халдей сообщил об освобождении города от фашистов и собственноручно сорвал с них желтые звезды. Про легендарное знамя Победы, которое журналист сшил в Москве из красных скатертей и с помощью трех советских солдат поднял над Рейхстагом. И наконец, историю про слепца и поводыря в обескровленном и разрушенном Берлине, которые не знают, откуда они и куда идут дальше, только понимают, что стрелять перестали. 

Новости культуры

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне>>