02.03.2015 | 10:32

Сергей Женовач поставил "Самоубийцу" Николая Эрдмана

Студии театрального искусства под руководством Сергея Женовача исполнилось 10 лет. Юбилей в театре отметили премьерой – спектаклем «Самоубийца» по пьесе Николая Эрдмана. У нее, как и у самого автора – драматичная судьба. Ее называли самой запрещенной пьесой. Написанная в 28-м году, она при жизни Эрдмана не была опубликована, принималась к постановке, но до премьеры так и не дошла. Впервые пьеса увидела свет рампы только в 80-е, но продержалась на сцене недолго. Почему Сергей Женовач возвращает «Самоубийцу» Николая Эрдмана русскому театру и зрителю – рассказывают «Новости культуры».

Вот уже 10 лет Студия театрального искусства покоряет своего зрителя, прежде всего, атмосферой. Этот театр уж точно «начинается с вешалки». Для каждой премьеры придумывают свои изюминки и сюрпризы, которые ждут зрителя в фойе, в антракте. И в новом спектакле по пьесе Эрдмана «Самоубийца» зрителя ждет духовой оркестр.

Оркестр, который может исполнить марш как свадебный, так и похоронный, идеально настраивает на эту пьесу. Выбором материала Сергей Женовач удивил многих – ведь до сих пор режиссер брался в основном за прозу.

«Мне кажется, студия была готова к такому материалу, - считает актриса Евгения Громова. - Потому что 10 лет – юбилей. Потому что праздник! Потому пьеса и смешная, и трагическая. Мне кажется, в эту дату должно было что-то такое выйти. Это совокупность всего!»

Сатира, абсурд, мелодрама, комедия – сочетать в себе всё это может только уникальный текст XX века – таковым называет Сергей Женовач эрдмановского «Самоубийцу».

«Любое талантливое или непредсказуемое, таинственное произведение заключает в себе некую загадку – можно только к ней прикоснуться, и в этом и есть путешествие. Эта вещь очень исповедальная, глубокая…» - убежден Сергей Женовач.

Однако, главная метафора в постановке – под стать эрдмановской язвительности – звук спускающейся в туалете воды. Бытовое звучание как всегда виртуозно соединено здесь с образной поэтикой. Отталкивался Женовач от формы, «затеи», как он говорит. С бессменным Александром Боровским создали это «коммунальное» пространство с десятком «обшарпанных» дверей. За каждой – пытается теплится частная жизнь. На голове друг у друга живут здесь буквально.

«От времени не надо уходить – тем более, что оно сидит в нас, и никуда мы от него не денемся. История конца 20-30-х годов - это не просто забытый кусок жизни. Я в своё время читал, что когда людей расселяли, они не хотели уезжать из коммуналок, они настолько привыкли, что есть один туалет, что всё мы знаем про людей – кто, что ест, кто, что готовит. Это была и мука, и люди были в этой муки счастливы», - говорит Сергей Женовач

Никак не выходит быть счастливым в таких обстоятельствах у главного героя – безработного Семена Подсекальникова.

Актер Вячеслав Евлантьев говорит, что похож на своего «маленького» «простого» персонажа – эдакого «Акакия Акакиевича» советской эпохи. Лишь поначалу видел в нём жалкого, всем недовольного «самоубийцу».

«Получилось то, что на самом деле он хороший человек. Просто он хочет счастья семейного, он хочет каких-то жизненных обыкновенных ценностей. Он хочет хорошо жить, чтобы дома был покой: и в семье и в стране», - объясняет Вячеслав Евлантьев.

Тонко сыгранный юмор – большая редкость сегодня в театре. Но Женовач был бы не Женовач, если бы посмеявшегося от души зрителя отпустил без слёз и без дум о пронзительном одиночестве.


Новости культуры