27.04.2011 | 19:37

Михаил Чехов и Евгений Вахтангов. Театр. Время

«Михаил Чехов и Евгений Вахтангов. Театр. Время» – темой конференции, которая началась 25 апреля в Александринском театре Санкт-Петербурга и закончилась сегодня в «Школе драматического искусства» в Москве, стало теоретическое и творческое наследие двух выдающихся мастеров русского театра, которым современники и потомки обязаны созданием нового театрального языка. В конференции, в программу которой вошли мастер-классы, приняли участие историки театра, режиссеры, педагоги и актеры. Рассказывают «Новости культуры».

Современный театр открыт для экспериментов и новых творческих решений. Однако механизмы и принципы, предложенные Станиславским, по-прежнему лежат в его основе. Ученики, а в некоторых вопросах и оппоненты великого мастера, Михаил Чехов и Евгений Вахтангов – ключевые фигуры в истории театра ХХ века. В веке XXI  живое обсуждение и практическое воплощение художественных принципов, предложенных ими, по-прежнему играют важную роль.

Чтобы на практике показать молодым актерам основы сценического движения «по Чехову», пригласили настоящих знатоков и специалистов его методики. Андрей Дрознин заведует кафедрой пластической выразительности актера в Щукинском театральном училище, а также является профессором Бостонского университета. Михаила Чехова называет не иначе как гением, величайшим авторитетом, небожителем. Однако приверженцам чеховской системы советует быть осторожными – по причине гениальности автора. Дрознин уверен: все открытия Чехову приходили извне, как вспышка, озарение. Здесь нет четкой структуры, как в системе Станиславского, а в работе с пластикой тела она необходима.

«Михаил Чехов для нас – скорее, источник вдохновения. У него есть гениальные прозрения и блистательные рассуждения по поводу атмосферы и так далее, но к нему нужно подходить очень осторожно, его нужно анализировать. Что стоит за словами, которые он употреблял? что хотел он нам сказать с высоты своего знания?» – поясняет Андрей Дрознин.

Владимир Байчер, режиссер и педагог Щукинского училища, к системе относится менее критично. Он досконально изучил систему Михаила Чехова – актера, режиссера и педагога. Не раз ставил пьесы его дяди Антона Павловича. Уверен: дар от Бога и тонкое видение мира у них в крови. На мастер-классе молодых актеров Байчер учил чувствовать партнера на расстоянии, с закрытыми глазами, спиной друг к другу.

«Интерес к чеховскому наследию, к его упражнениям и технике, он может современным актерам дать мощный импульс, творческий импульс», – уверен он.

На конференции, которая началась по окончании мастер-классов, специалисты сетовали – сегодня этим методикам уделяется мало внимания. Интерес к творческому наследию Вахтангова и Чехова также падает. Некоторые считают такой процесс закономерным.

«Можно ли усвоить их опыт, в прямом смысле этого слова? Нет, уверена, что нет. Потому что ничего не усваивается. А опыт Пушкина можно ли? Есть только опыт чтения Пушкина, соприкосновение с ним.  В театре это хуже, потому что это нечитаемо. Это исчезает насовсем, мы можем только исторически познать, что тоже важно», – заверяет доктор искусствоведения, руководитель научно-исследовательского сектора Школы-студии МХАТ Инна Соловьева.

Об исторических моментах на конференции тоже вспомнили. О том, как впервые встретились Чехов и Вахтангов в 1912 году, об их совместной работе над тремя спектаклями, о том, что объединяло двух мастеров. Это особый подход к форме спектакля, за который, кстати, Станиславский поначалу критиковал Вахтангова и даже говорил, что не быть тому режиссером. И конечно, все участники конференции сейчас готовятся к важным знаменательным датам: 29 августа исполнится 120 лет со дня рождения Михаила Чехова, а 13 ноября Театр имени Вахтангова отпразднует 90-летие.