20.02.2015 | 11:41

Посвящение мастеру на сцене Театра имени Маяковского

В Театре имени Маяковского почти всё готово к первой премьере этого года. Миндаугас Карбаускис выпускает «Плоды просвещения» Льва Толстого. В 1984 году это название появилось в афише театра, и более десяти лет спектакль-праздник от Петра Наумовича Фоменко собирал полный зал. Постановка Карбаускиса, как он сам признаётся, - это не реконструкция того давнего спектакля. Это – диалог режиссёра и с прошлым, и со своим учителем, которого уже нет.

Зрителям Театра имени Маяковского не первый раз предлагают попробовать «Плоды просвещения». Спектакль по комедии Льва Николаевича Толстого в постановке Петра Фоменко шел на этой сцене почти четверть века.

Но новый спектакль – отнюдь не реконструкция фоменковского. Режиссер Миндаугас Карбаускис взялся за «Плоды Просвещения» и в память о своем мастере – Петре Наумовиче, и из-за любви к материалу. Зато многие артисты, что на сцене сегодня, – Игорь Костолевский, Светлана Немоляева, Галина Анисимова, Михаил Филиппов – играли и в той легендарной постановке.

«Если тот спектакль был вообще в русле творчества замечательного и любимого нашего Петра Наумовича Фоменко – театр и поиск “блаженного идиотизма” – как говорил Петр Наумович – не знаю, достигли ли в этом спектакле… Но вообще, перефразируя Пруста, этот спектакль для меня – “В поисках утраченного Фоменко", которого мне очень не хватает в этой жизни», – говорит народный артист России Михаил Филиппов.

Михаил Филлипов даже отыскал ботинки, в которых играл эту же роль профессора Кругосветлова у Фоменко. А вот Светлана Немоляева в прежнем спектакле была барыней, здесь – удивила Карбаускиса, попросилась быть кухаркой.

«Это разные спектакли – в них есть какая-то соприкосновенность, что-то сближает их, помимо автора, конечно, – но у них разная стилистика. И я считаю, это хорошо», – отмечает народная артистка России Светлана Немоляева.

На совершенно другой, отличный от фоменковского, спектакль настраивает новое потрясающее пространство от Сергея Бархина. Отправной точкой для его концепции послужила первая ремарка в комедии Толстого: «Молодой и красивый лакей глядится в зеркало и прихорашивается». В огромный овал – будто рама от зеркала – смотрятся и герои, многие из которых помешаны на спиритизме, и зрители.

«Это почему современно так? Потому что это на каждом шагу, – считает народная артистка России Галина Анисимова. – Вот я была в поликлинике. Ко мне подходит женщина: “Я хочу с вами поговорить, вы не понимаете, что с вами, а я вам расскажу”, – я говорю: “Ой, не надо!”».

Отлитый будто из той же овальной формы гигантский стол – центр постановки, где всё крутится вокруг разговоров о спиритических сеансах и поисках медиума. Герои Толстого – образованные знатные господа – верят исключительно в загробную жизнь, а души им интересны лишь умерших. И уже не сверх- а противоестественными оказываются на вкус «плоды просвещения».

Новости культуры