19.02.2015 | 13:27

В театре Станиславского и Немировича-Данченко состоялась премьера "Хованщины"

Главную премьеру своего оперного сезона представил накануне музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Укротить «Хованщину» Модеста Мусоргского взялся режиссёр Александр Титель. Эта народная музыкальная драма прославила Мусоргского не только как вдохновенного композитора, но и как талантливого литератора, и вдумчивого историка. У этой оперы нет литературного первоисточника – либретто написано самим композитором. Театр тоже не ограничился одной только постановкой и подготовил одноимённую выставку. В экспозиции - археологические находки, совершённые при реконструкции здания в начале двухтысячных.

Насколько близко подошли к реальности создатели «Хованщины», подтверждает выставка. В 2002-м археологи обнаружили на территории театра, где раньше находилась усадьба Салтыковых, фрагменты изразцовой печи с изображением воинов, шлем, с редким названием «мисюрка» и кольчугу, под которую надевали кожаную рубаху. Вес защиты доходил до шести килограммов.

«Кольчуга гасила удар, без жесткой рубахи человек бы получал механическую травму», – поясняет главный археолог Москвы Леонид Кондрашев.

На сцене предметов старины нет. Для Владимира Арефьева важны не артефакты.

«Имеет значение ощущение, которое испытает зритель, пройдя с нами весь спектакль», – считает художник-постановщик Владимир Арефьев.

Владимир Урин держит кулаки за Тителя. Эти минуты до начала растревожили режиссерское сердце.

«Важно, чтобы оно билось в такт с артистами, с музыкантами, с дирижером... Если мы все, как один - об этом только мечтать можно », – говорит Александр Титель.

Платье для Марфы Ксении Дудниковой готово, сама певица несмотря на воинственный характер героини испытывает смятение, но уверена в том, что все будет замечательно. Не волнуется только сам Иван Хованский, вернее Дмитрий Ульянов. Александр Лазарев, игнорируя камеру торопится за дирижерский пульт. Мысленно уже проживает начало спектакля, в котором есть место белым голубям. За минуту до начала птицы подают знак.

В истории Хованщина заняла пятнадцать лет смуты и раскола. У Мусоргского все уместилось в несколько дней. Композитор, писавший семь лет, не закончил оперу. Финальный аккорд остался за Шостаковичем. За три с половиной часа история России предстанет глазами взбунтовавшегося народа. В финальной сцене загорятся сотни свечей – огонь, в котором сгорит надежда и вера.

Теперь очередь за зрителями….овации продлевают спектакль еще на двадцать минут. «Хованщину», ворвавшуюся на сцену Стаснилваского и Немировича-Данченко, Москва, кажется, приняла.

Новости культуры