16.02.2015 | 12:29

95 лет со дня рождения Михаила Швейцера

Михаил Швейцер, знаменитый советский кинорежиссер, фактически, вывел формулу творческого замысла, сказав однажды: «Все мы делаем картины о себе». Его собственный «Путь славы» начался с одноименного фильма в 49-м году. Правда, путь оказался тернист. Будущего народного артиста СССР уволили с «Мосфильма». Только благодаря Михаилу Ромму Швейцер смог вернуться в профессию. Верным ей он оставался до последнего: за несколько месяцев до смерти Михаил Швейцер срежиссировал собственные похороны. Сегодня исполнилось 95 лет со дня рождения мастера.

«Вместе с фильмом режиссер создает самого себя», - говорил о своей работе Михаил Швейцер. Честности и экспрессии он учился у Сергея Эйзенштейна во ВГИКе. Психологизм и скрупулезность перенял у Михаила Ромма, ассистируя ему на съемочной площадке. Просчитывал в своих картинах каждый нюанс.

Говорят, Швейцер не признавал самоповторов, стремился работать в совершенно разной стилистике. Начинал с неореалистических лент - «Путь славы», «Кортик», «Чужая родня»… В 57-м поставил фильм «Тугой узел» о колхозной жизни, который подвергся беспощадной критике.

«Впрямую обвинили в антипартийной линии, потому что Швейцер, сильно забегая вперед, показал демагога новой формации, человека, который, прикрываясь новыми партийными лозунгами, делал себе карьеру. Картина вышла под измененным названием "Саша вступает в жизнь". Жутко была порезана», - рассказывает киновед Андрей Шемякин.

После «Тугого узла» Швейцер решил говорить о современных проблемах при помощи уже ставших классикой произведений. В 65-м он снял фильм «Время, вперед» по одноименному роману Валентина Катаева. Ленту о строительстве Магнитки впоследствии называл своей «самой кинематографичной картиной».

Экранизации – это то, что Швейцер любил, и в чем знал толк. Вслед за романом Катаева обратился к Ильфу и Петрову. Его «Золотой теленок» с Юрским-Бендером, вместо образа мелкого афериста, явил героя нежного, рефлексирующего и ранимого.

Сценарии для большинства лент Михаил Швейцер писал сам. «Воскресенье», «Мертвые души», «Крейцерова соната», «Маленькие трагедии»... «Все эти сюжеты уже много раз сыграны», - говорили режиссеру. А он настаивал: «Я расскажу их совсем иначе».

«Ни в каком сне я не могла предположить, что черноволосая Донна Анна окажется моей героиней. Это только в совершенно феерической фантазии Михаила Абрамовича могло родиться такое странное ощущение от Донны Анны, - уверена народная артистка РСФСР Наталья Белохвостикова. - Он говорил: "Я снимаю в России. В России ангел должен быть с белыми волосами"».

Михаил Швейцер блестяще разбирался в поэзии. Мечтал поставить картину о Маяковском, но так и не воплотил свой замысел.

В последнее десятилетие жизни он выпустил только два фильма — социальный фарс «Как живёте, караси?» и своеобразный бенефис Людмилы Гурченко «Послушай, Феллини!».

Невзирая на сложности, не уставал повторять: «Для художника самое главное — честно выполнить свою работу, выразиться, осуществиться».  

К 95-летию со дня рождения Михаила Швейцера смотрите сегодня, в 22:15, программу из цикла «Острова», а в 23.20 – первую серию киноленты «Маленькие трагедии».

Новости культуры