13.02.2015 | 15:31

Оператор Борис Соколов отмечает 95-летие

Из двухсот пятидесяти восьми советских кинооператоров, которым довелось работать на фронтах Великой Отечественной войны, каждый четвертый домой не вернулся. Только двое дожили до наших дней. Один из них сегодня отмечает юбилей. Без малого век – 95 лет исполнилось Борису Соколову, кавалеру двух орденов Красной звезды, обладателю 31 боевой медали. Капитан Соколов снимал освобождение Варшавы и подписание акта о капитуляции фашистской Германии. Отснятые им кадры вошли в фильмы, ставшие классикой военной документалистики. «Новости культуры» одними из первых поздравила ветерана.

Сейчас Борис Соколов – главный герой телепрограмм и публикаций о войне. Накануне предстоящего 70-летия Победы в Великой Отечественной телефон звонит постоянно – его зовут на встречи, просят дать интервью. Борис Александрович не отказывает, только в дом приглашать не любит. Для корреспондентов «Новостей культуры» сделал исключение. Первый раз журналистам показывает эти фотографии: «Это передача знамени победы в Берлине – видите, слева знамя – для передачи в Москву».

Самые дорогие сердцу снимки берет с собой – папку с ними за весь день не выпустит из рук. Когда-то острые глаза оператора уже почти не видят, но то, что ему 95, – не скажешь, - подвижный, разговорчивый и нетерпеливый.

70 лет назад он также ждал, когда отправят на фронт. Три года тыла показались мукой – так хотелось настоящей работы на благо страны, во имя победы – снимать историю, обязательно триумфы и, ни в коем случае - поражения.

«Мы же работали фактически под политуправлением – это агитация и пропаганда – снимать, как воюют, снимать материал, который поднимал дух населения», - объясняет Борис Соколов.

Операторы всегда работали в паре, подстраховывая друг друга. С собой всегда была камера – три с половиной килограмма и несколько бобин – по 500 граммов каждая.

«В кассету входило всего пленки на 30 метров, а завод пружинный, который протягивал эту пленку в движение, всего протягивал 15 метров, то есть полминуты. Таким образом непрерывной съемки мы могли делать полминуты», - добавляет Борис Соколов.

Постановочные кадры снимали редко, когда фронт стоял. Когда наступал – начинался хаос, тогда главным было – запечатлеть момент. С настоящим режиссером удалось поработать только в 45-м – Юлий Райзман снимал фильм «Берлин».

«В момент подписания капитуляции Райзман попросил, чтобы несколько людей пустили, кроме операторов, осветителей. И одним из осветителей он разрешил быть мне. Когда Кейтель подписывал за столом акт, я считал – вот, конец войны», - вспоминает Борис Соколов.

После взятия Берлина снимали все, что видели – на улицах, в тюрьмах, больницах. Отснятое, не глядя, отсылали в Москву. Потом эти кадры появлялись в самых неожиданных местах – один из них - у Тарковского в «Ивановом детстве».

«Там короткие кадры, - говорит Борис Соколов. - Сама гильотина, панорама. Все дело в том, что в этих помещениях, которые мы снимали, был какой-то дневной свет из окна, и это позволяло нам снимать».

После войны Борис Соколов из профессии не ушел – работал на Литовской киностудии, на «Мосфильме». 20 лет был главным оператором Центрального телевидения. Снимал уже на другие камеры, в цвете, но так и осталась привязанность к черно-белым кадрам. Войну в цвете снимать бы не стал – там и белый – лишний.

Новости культуры

Читайте также:

Премьер-министр России поздравил Бориса Соколова с 95-летием