29.04.2011 | 19:40

Владимир Крайнев. Ушел из жизни пианист и Учитель

Сегодня не стало Владимира Крайнева – выдающегося российского пианиста. Он умер в немецком Ганновере на 68-м году жизни. Ученик Генриха Нейгауза, о котором говорили «музыкант от Бога». Выступать вместе с Крайневым считали за честь ведущие оркестры мира, дирижеры, солисты. Ему посвящали свои фортепьянные сочинения многие современные композиторы, среди которых был и Альфред Шнитке. Блестящий педагог Владимир Крайнев преподавал в Московской консерватории, а с 1994 года – в Высшей школе музыки и театра в Ганновере. Ученики всегда были неотъемлемой частью его жизни. Рассказывают «Новости культуры».

В архиве сохранились кадры 2004 года: ученики поздравляют мастера с днем рождения… Это был последний юбилей Владимира Крайнева, который он отмечал так, как любил. В Москве, концертом, с учениками, играя любимые произведения. Это было семь лет назад. На этих кадрах он счастливый. Такой, каким его знали и любили. И с чьим уходом сейчас так трудно смириться.

Ирина Антонова, директор ГМИИ имени Пушкина, говорит: «Ушел из жизни совершенно замечательный пианист, один из лучших пианистов – Крайнев. Это очень грустная весть. Он не раз выступал в нашем музее, в том числе и на наших "Декабрьских вечерах". К нему с большой теплотой относился Рихтер, организатор музыкальной жизни в музее».

К Крайневу замечательно относился не только Святослав Рихтер, но и его учитель Генрих Нейгауз, ставший педагогом самого Крайнева. Владимир Всеволодович любил вспоминать, как поступал к нему в Московскую консерваторию. Профессор, узнав фамилию абитуриента, иронично заметил: «Хорошо, что не Последнев». Школа позволила многое.

«Это давало ему возможность практически беспредельно себя выражать. Играть в таких запредельных темпах, в которых никто не мог играть», - говорит о мастерстве Крайнева Владимир Спиваков.

В последнее время он жил в немецком Ганновере, преподавал в Высшей школе музыки, давал мастер-классы по всему миру. Только в Африке не был. Шутил: «Потому что там могут съесть». На мастер-классах Крайнев говорил на немецком, английском, но, конечно, с большей охотой и темпераментом – на русском.

Владимир Крайнев серьезно выбирал себе учеников. Объясняя это совершенно несерьезно: «Девочка, если она не талантлива, обязательно должна быть красивой. А мальчишки, конечно, должны быть талантливы».

Любимым детищем Крайнева был Конкурс юных пианистов в Харькове. С него началась международная карьера многих. Например, Игоря Четуева, с которым Владимир Всеволодович с удовольствием играл в ансамбле.

С азартом Владимир Крайнев участвовал в судьбе молодых. В его Фонде в Москве собраны сотни фотографий, на которых он с юными пианистами. Его ученик Иван Рудин после того, как узнал, что Учителя больше нет, пришел в Фонд, в котором Владимир Крайнев так любил бывать.

Ему было легко с учениками. Он мог не только объяснить, но и показать. Своим ученикам внушал «кодекс идеального поведения на сцене», выраженный всего в четырех словах: «чистота», «жар», «независимость» и «холод». То есть уважение к авторскому тексту, жар души, свобода рук и абсолютный контроль над собой. Об отсутствии такого контроля у самого себя, еще юного, рассказывал со свойственным ему юмором: «Впервые я вышел в 7 лет и играл «Полюшко-поле». Я умирал от страха всегда. Нет, сейчас я умираю от другого... От ответственности».

Ответственно Крайнев подходил и к участию в жюри конкурсов. Знал, как это сложно и – с другой стороны – как это важно. Сам прошел через конкурсный отбор. Хотя конкурировать ни с кем не любил и не хотел. К ужасу советских властей виртуоз Крайнев отказался от участия в главном музыкально-политическом конкурсе – III Конкурсе Чайковского. После этого ему перекрыли все гастрольные поездки. Через четыре года министр культуры Екатерина Фурцева позвонила Крайневу. Услышав по телефону ласковое «Володенька…», он выпалил: «Согласен!». И выиграл уже IV Конкурс Чайковского.

Когда Владимир Крайнев влюбился, он действовал столь же решительно: на Татьяне Тарасовой женился на девятый день после знакомства. Как всегда, смеясь, объяснял это своим недюжинным обаянием. С тех пор Владимир Крайнев стал главным музыкальным экспертом у фигуристов. Все воспитанники Тарасовой катались под музыку, выбранную пианистом.

Владимир Крайнев был одним из самых неполитических музыкантов. Он испытывал какое-то диссидентское отвращение к официозу. Но в то же время его друг Михаил Жванецкий первым подметил закономерность: если в советское время Крайнев появлялся на телеэкране, значит, в Кремле - минус один. Сегодня Михаил Жванецкий вспоминает о том, чем сам был благодарен Владимиру Крайневу: «Благодаря дружбе я стал постепенно приобщаться к классической музыке, без которой сейчас мне тяжело, просто потому, что что-то нужно для души. Должно быть серьезно. Невозможно уже в этом море юмора. Я буду благодарен, сколько мне суждено, я буду это помнить».

Владимир Крайнев всегда хотел увидеть в человеке личность. Он любил цитировать: «Сотри случайные черты, и ты увидишь: жизнь прекрасна». Был человеком, над которым, казалось, не властно время. Но времени, отпущенного Владимиру Крайневу на то, чтобы играть, учить, шутить и любить жизнь, так, как это мог только он, оказалось не так много.

Все материалы темы о Владимире Крайневе>>>