03.05.2011 | 11:32

"Сказки Гофмана": Александр Титель готовит премьеру

У «Сказок Гофмана» Жака Оффенбаха – сложная судьба. Свою единственную оперу великий мастер оперетты так и не успел завершить. Премьерный спектакль – уже после смерти композитора – «провалили» постановщики, исковеркав авторский замысел. А в 1881 году, во время представления «Сказок» в Вене, сгорел театр – и с тех пор многие режиссеры не решались иметь дело с «роковым» сочинением. Но Александр Титель не суеверен. Премьера «Сказок Гофмана» в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко назначена на 5 мая. Рассказывают «Новости культуры».

 

На сцене уже в костюмах и декорациях, так как будет на премьере. Пока идет генеральная репетиция «Сказок Гофмана» - за кулисами, всего в нескольких метрах от сцены, – звучит отнюдь не оперная музыка Оффенбаха.
Монтажный цех, последние штрихи – доделывают декорации. «Еще не все есть, не все готово, но мы надеемся, что без пяти семь пятого мая будет все, - говорит режиссер Александр Титель.


О тех, кто работает над этим спектаклем, говорят – мушкетеры 25 лет спустя. В середине восьмидесятых они уже ставили эту оперу в Екатеринбурге – тогда еще Свердловске. Привозили в Москву – в этот самый театр. Теперь предлагают новую версию. «Это идея Тителя - призвать под знамена, вытащить отовсюду: Левенталя из США, меня из Геликона, наверное, у него были соображения», - отмечает дирижер Евгений Бражник.

«Наверное, чтобы сказать себе – я не боюсь подобных вещей. Суть не в том, что с этими людьми добились успеха, дважды не входят в одну реку. Мне казалось, что это материал, который сумеет позвать троих в дорогу, и мы найдем новые возможности», - говорит Александр Титель.

В спектакле - несколько составов. На репетиции можно увидеть наряды, сшитые для солисток, исполняющих роль Джульетты.

«Здесь использован шелк, приблизительно метров семь на костюм. Кружевное полотно, хлопок, отделочные материалы», - показывает главный художник-технолог Светлана Лехт.

Одно из платьев - в гримерной Хиблы Герзмавы, рядом еще два костюма. Герзмава – единственная из солисток, решилась исполнить партии всех возлюбленных Гофмана. Так задумывал композитор, но отнюдь не все оперные певицы идут на этот рискованный шаг – слишком уж разные роли – здесь и роскошная куртизанка, и болезненная девушка, которой врачи запретили петь, и механическая кукла.

«Для меня важно сделать три роли, три разные женщины – Олимпия – кукла смешная, я не боюсь быть смешной нелепой, кривой», - уверяет певица Хибла Герзмава.

У солиста Дмитрия Степановича тоже несколько ролей.«Все мои партии - маленькие, удаленькие, одна на другую похожа одной и той же музыкой», - объясняет певец Дмитрий Степанович.

На сцене все его герои - обыватели - злодеи.

«Каждый раз мой персонаж появляется под это музыку, он - то бедный, то богатый. То возвышенный, то униженный, но все равно играет пакостную роль в жизни Гофмана», - отмечает Дмитрий Степанович.

Роль Гофмана у Нажмиддина Мавлянова. Разучивая партию, перечитал сказки Гофмана. Искал свой образ.

«Гофман – неординарная личность, то в таком настроении, то в таком. Живет в своем мире», - делится солист своим впечатлением.

Предыдущий спектакль Тителя шел на русском языке, эта версия – на французском. Премьера еще не состоялась, а постановщики уже подумывают - не рассказать ли им сказки Гофмана в третий раз, и не через четверть века, а через полгода.