04.02.2015 | 15:50

"Другого Коровина" покажут в Третьяковской галерее

Третьяковская галерея приглашает познакомиться с творчеством «Другого Коровина». Ювеналий Коровин – график, живописец, иллюстратор – не имеет отношения к своему знаменитому однофамильцу. Ни родственного, ни стилистического. Наибольшую известность ему принесла детская иллюстрация. На выставке кроме работ из этой серии представлены неизвестные широкой публике живописные и графические произведения Ювеналия Коровина.

То, что это не Константин Коровин – понятно сразу. Но в названии выставки «Другой Коровин» кроется вовсе не игра слов. Работы Ювеналия Коровина оживили сотни страниц русской классики – от Гоголя до Салтыкова-Щедрина, рифмовались со стихами Маяковского и Маршака в журнале «Мурзилка». Именно ему принадлежит знакомый всем образ «Дяди Стёпы». Но в его мастерской остались в тени десятки работ в совсем другом стиле.

«Он был известен больше всего как график, а в то время графика не могла занимать такого значительного места, как живопись. Советская живопись была приоритетным направлением. Графикой занимались художники, которые не видели себя в соцреализме, которые искали другой путь, искали свой путь», – рассказывает куратор выставки Вера Головина.

Ювеналий Коровин – художник, воспитанный в традициях ВХУТЕМАСа – высших художественно-технических мастерских. Где важны были не тема и сюжет, а форма – её цвет, свет, ритм и движение. Лекции во ВХУТЕМАСе читали даже психологи и физики. Сын Ювеналия Коровина цитирует его запись из дневника: «Как соединить охру и голубой – вот достойная тема для размышления живописца!».

«"Что такое живопись?" – я у него спрашиваю. Он говорил: "Это единство всего". Это школа научного подхода к искусству, изучение всей истории искусства, объективный взгляд на все явления искусства, концентрация, синтетическое отношение к искусству. То есть художник должен уметь всё», – вспоминает сын художника Андрей Коровин.

Ювеналий Коровин учился у одного из деканов ВХУТЕМАСа, Константина Истомина, в 30-х годах. В то время, когда новаторский подход в учебном заведении уже был официально запрещен. Коровин – один из немногих, кто смог сохранить и продолжить традиции легендарных мастерских. На его холстах много бытовых сцен, каждая проявляется постепенно, из цветовых пятен и плоскостей. За эту особенность искусствоведы прозвали Коровина «поэтическим реалистом».

«Мы узнаём приметы этого реального мира, но он все время растворяет этот мир светом, цветом. И уже находится на грани какой-то полуабстракции. Пеображает предметы, фигуры, превращает плоскости, сталкивает плоскости. Создает довльно сложные композиции из полугеометрическтх фигур», – говорит заместитель генерального директора Государственной Третьяковской галереи Татьяная Карпова.

Он много экспериментировал: в станковой живописи, эстампе, рисунке, литографии. К себе был очень строг. Свои первые работы Ювеналий Коровин уничтожил. Вот одна из самых ранних сохранившихся: «Завтрак» 50-х годов. Последняя персональная выставка художника состоялась 34 года назад. Эта, в Третьяковской галерее, – единственная, открывающая все грани таланта «другого Коровина».

Новости культуры