03.02.2015 | 10:37

Владимир Мирзоев поставил "Вишнёвый сад" в Театре имени Пушкина

В Театре имени Пушкина дают «Вишнёвый сад» в постановке Владимира Мирзоева. Его уже назвали «молодёжной версией чеховской пьесы». Казалось бы, из этой одной из самых популярных пьес Чехова давно выжали все соки. Но неутомимые режиссёры продолжают ставить её с завидным энтузиазмом и успехом.

«Я выбираю пьесу, которая начинает «тикать», то есть вибрировать в унисон с музыкой времени», – говорит Владимир Мирзоев. Он нарочно не смотрел «Сады» коллег, чтобы не сбиться с собственного ритма. Его «Вишневый сад» – комедия катастроф. Личных катастроф людей, родившихся на сломе эпох. Сегодняшний день в этом смысле, по мнению режиссера, – такой же переломный, как и начало ХХ века. Несмотря на заведомую современность пьесы, уже в процессе работы Мирзоев нашел важные ответы и новые смыслы.

«Да, я понял что-то про современную Россию. Ну, как чувство это пришло раньше. А вот как аналитический принцип – благодаря этой постановке. Я просто понял, что это действительно большая семья, в которой люди ссорятся. То есть сопричастность друг другу – семейно-кровная, и вражда – она точно как вражда родственников. Это очень грустно, но именно так», – делится режиссёр.

В подтверждение мысли – наглядное переливание крови, которое, наверняка, привлечет внимание зрителя. «Вишневый сад» по Мирзоеву – символ всего русского народа. И вот уже вишневый сок и есть кровь, текущая в его жилах.

Режиссёр-философ, Мирзоев поставил «Вишневый сад» на молодых. Говорит, просто следовал за Чеховым – это его герои на самом деле очень молоды, вопреки сложившейся традиции театральных постановок.

В роли Раневской – Виктория Исакова, известная больше по кино-работам. Проект с Мирзоевым оказался самым сложным её актерским опытом. Ради него даже пропустила церемонию вручения премии «Золотой орёл» за лучшую женскую роль на ТВ – не могла пропустить репетицию.

«Артист должен быть его командой. И чувствовать его – быть с ним абсолютно на одной волне и говорить на одном языке. Чтобы понимать мгновенно, с полуслова – потому что Володя не тот человек, который может дословно тебе описать, как ты должен придти к тому или иному состоянию. Ты сам должен это считывать каким-то образом. Но это достаточно мучительный процесс», – говорит она.

Раневская Исаковой – тонкая, нервная, порой кажется – сумасшедшая. Она, конечно, центр пьесы, в ней сходятся все сюжетные линии. Включая и её собственную – здесь Лопахин влюблен в неё по-мальчишески страстно. Лопахин – Александр Петров, приглашенный из театра Ермоловой, на пару лет моложе своего персонажа. Но философский настрой режиссёра воспринял вполне.

«Да, конечно, человек нового времени. Но и его тоже съедят впоследствии, и он тоже умрет. И придут другие. И Лопахина тоже – сейчас он пытается всех съесть и съедает в итоге. Но и его тоже съедят и не задумаются. То время, которое сейчас идёт у нас в стране – его тоже ждет такая же участь, я думаю», – рассуждает актёр.

Владимир Мирзоев оставил актёрам свободу реакций – всякий раз на одну и ту же реплику они вольны реагировать по-разному, так, как сами чувствуют в данный момент. Ещё один способ заставить художественный текст более чем столетней выдержки «тикать» в унисон с музыкой времени.

Новости культуры