03.02.2015 | 10:12

Роден из Мордвы

За границей его называли «русским Роденом». Однако Степан Эрьзя не принадлежал к многочисленным эпигонам великого француза – и свою национальную принадлежность также подчеркивал особо. «Эрьзя» – название одной из групп в составе мордовского народа. Сменив простую фамилию Нефёдов на этнический псевдоним, скульптор Эрьзя и свои работы, выполненные в эстетике европейского модерна, зарядил языческой энергетикой предков. В 2016 году 140-летие со дня рождения мастера будут отмечать в разных странах мира. Но старт юбилейному проекту дали в Москве.

Степан Нефёдов не только стал сам известен во всем мире, но и прославил своих соплеменников – народ эрьзя. Шансов для этого у выходца из маленького села Мордовской губернии было не много. В московское училище живописи, ваяния и зодчества Степан Эрьзя поступил довольно поздно – в 26 лет. А уже в 30 впервые оказался в Европе. В Париже и Флоренции – без знания языков, не имея крыши над головой, он изучал лучшие произведения мирового искусства и создавал свои.

«И здесь, конечно, он начинает проявлять свою неординарность, – рассказывает автор проекта о С.Эрьзя «Начало вечности» Михаил Журавлев – И у него начинается жизнь, когда его приглашают выступить уже на Биеннале в Венеции, где он становится всемирно известным человеком».

Как скульптор Эрьзя раскрылся, работая со знаменитым каррарским мрамором, из которого когда-то создавал свои работы Микеланджело. Во время путешествия по Европе, в 1914 году Степан Эрьзя создает одно из своих самых ценных произведений – скульптуру Иоанна Крестителя.

Сто лет назад она была установлена над входом в церковь в итальянском городе Феццано. Простояла там полвека, но впоследствии была демонтирована. В 2011 году удалось ее отреставрировать и вернуть обратно в церковь.

Во время революции Степан Эрьзя был на родине. Новые веяния он встретил с энтузиазмом – создавал памятники свободе, человеку, труду. Работал с самыми разными материалами – от цемента до железобетона и, впервые – дерева. Со временем в адрес скульптора все чаще стали звучать обвинения в артистическом произволе и в уклонении от жизненной правды.

«Его внутренняя свобода, его внутренний характер, харизма не дают ему покоя, и он не может успокоиться, начинает не соглашаться с той жизнью, которая его окружает, а это уже такая советская Россия была», – говорит Михаил Журавлев.

В 26-м году при поддержке Луначарского Эрьзя представил свою выставку в Париже. А в следующем году, чуть ли не по приглашению самого президента, мастер переехал в Аргентину. Там он обрел свой материал, с которым работал всю оставшуюся жизнь. Это дерево кебрачо. Для ваяния Эрьзя придумал собственную технику – изобрел смесь из дерева с различными добавками, сделал массу жидкую массу, которая потом застывала, и которую потом можно было обработать и тонировать.

Из дерева он создает женские и мужские образы: Моисей, Леда, портрет Мордовки, Авиатор, Эрзянка. В Аргентине Степан Эрьзя провел около четверти века – в Москву вернулся в 50-х. В 54-м прошла единственная прижизненная персональная выставка уже всемирно известного скульптора. Тогда к выставочному залу на Кузнецком мосту выстроилась огромная очередь. Работы Степана Эрьзи есть в Третьяковской галерее, Русском музее, около двухсот экспонатов находится в музее Мордовии. Но многие скульптуры до сих пор остаются за рубежом и нуждаются в реставрации.

«Они имеют свою структуру, с извилистыми углублениями, трещинками, – поясняет реставратор по дереву Александр Толокин. – Чтобы удалить, например, загрязнение нужно очень тщательно и аккуратно тонким инструментом вычистить, не навредить».

В честь 140-летия скульптора в России и за рубежом стартует проект под названием «Начало вечности», который продлится полтора года. Его задача – при помощи многочисленных выставок, издания новых книг и публикаций рассказать о жизни и творчестве «русского Родена» – Степана Эрьзи.

Новости культуры