04.05.2011 | 10:16

Печать. 4 мая 2011

«Дон-Кихот» русской сцены, кинофьюжн по-каннски и «несказочная» Петрушевская – таковы некоторые темы утренней печати. Подробности – в обзоре «Новостей культуры».

***
Печатные СМИ продолжают откликаться на смерть Александра Лазарева-старшего. «Он навсегда останется Человеком из Ламанчи, - пишет автор публикации в «Российской газете» Алена Карась, - безумным и яростным искателем истины, не мудрецом, но борцом, скитальцем и странником, слышащим зов иных миров». Александр Сергеевич сразу после Школы-студии МХАТ был принят в Театр им. Маяковского и с 1959 года не изменял ему никогда. «Он был истинным рыцарем сцены, - отмечает автор «Известий» Марина Давыдова, - из тех, что любят запах кулис и получают удовольствие просто от того, что накладывают на себя грим. Из тех, что всегда играют с полной отдачей, потому что не умеют иначе».

***
«Огонек» напоминает читателям, что 11 мая открывается международный Каннский фестиваль. На пресс-конференции в Париже, посвященной открытию этого киносмотра, его художественный директор Тьерри Фремо назвал нынешний фестиваль «зеркалом жизни и реальности». Как сообщает из Парижа автор еженедельника Татьяна Розенштайн, «…в целом угадывается задача команды Фремо сделать упор на европейский кинематограф: из 19 фильмов конкурса 12 картин снято европейскими мастерами. По словам художественного директора, фестиваль должен представить гармоничное смешение стилей и поколений и пробудить интерес к кино: удастся ли это, узнаем совсем скоро». Жаль только, что в этом году Россию не представляет ни одна кинолента.

***
«Невское время» публикует большое интервью с Людмилой Петрушевской. На днях писательница побывала в Петербурге, где читала свои сказки и даже выступила с сольной музыкальной программой. Говоря о писательском труде – основном занятии в жизни, Людмила Стефановна призналась: «Легко у меня не получается. Писать мне всегда тяжело. «Черный писатель» – так меня называют. Ну, потому что темы я беру не такие уж легкие… Я пишу, потому что не могу не писать. И это каторга». Зато результат этого каторжного труда неизменно радует читателя.