23.01.2015 | 10:30

"Час, день, вечность…" в память о Чайковском

В Большом зале столичной консерватории открылся фестиваль «Час, день, вечность…», посвящённый предстоящему 175-летию со дня рождения Чайковского. За проведение фестиваля взялся Владимир Федосеев, художественный руководитель Большого симфонического оркестра, который носит имя композитора. Выступления будут проходить в крупнейших залах Москвы, так или иначе связанных с именем Петра Ильича, и в Доме-музее Чайковского в Клину. На концерте открытия прозвучала фантазия «Франческа да Римини». Исполнение двух других было сюрпризом для публики.

В этой редакции – второй авторской – последний раз Первый концерт звучал в исполнении самого Чайковского. Эстафету перенял пианист Андрей Коробейников. К изучению авторской редакции подошёл философски – в буре оркестра увидел мир, в рояле – борющегося с ним человека.

Единственное непремьерное произведение в этот вечер – фантазия на сюжет из Данте «Франческа да Римини» тоже звучит иначе. Приблизиться к Чайковскому маэстро Федосееву, как в кино, помог сон – проснулся, и понял: все, что делал до этого, было неправильно.

 «Называться именем Чайковского – очень ответственный момент, – признаётся дирижёр, – поэтому на нас всегда словно смотрят в какие-то бинокли: а как вы исполняете? И донести подлинного Чайковского – самое сложное. А наиболее подлинно – это близко к партитуре».

«Франческу» Чайковский считал самым удачным из своих программных симфонических произведений. Написал балет, несколько раз пытался написать оперу, и даже в последней своей Шестой симфонии у него всплыла тема любимой Франчески.

«Чайковский безграничен в чувствах. Но он открыт. Он был в жизни очень скромным человеком, а чувства его были сверхчеловеческие. Поэтому он иногда свои сочинения рвал. Иногда он сжигал их… как Гоголь», – добавляет Владимир Федосеев.

Композитор интересовался Гоголем, и, как и писатель, сочинял мистические сюжеты. У его последнего балета – «Щелкунчика» – как оказалось, есть сестра. Сюита «Рождественская ёлка».

«Сюита «Рождественская ёлка» была сделана Чайковским – оформлена, подписано название – ещё до окончания партитуры «Щелкунчика», – рассказывает историк культуры, музыковед Полина Вайдман. – Он подарил эту партитуру Петербургской консерватории и продирижировал, а потом уже заканчивал балет».

Сюита, как и Первый концерт, в последний раз звучала в исполнении автора. Чайковский предварил премьеру оперы «Иоланта» концертной версией «Рождественской ёлки». Совсем скоро в Большом театре Владимир Федосеев повторит неординарный выход композитора.

Новости культуры