21.01.2015 | 16:22

В "Ленкоме" репетируют спектакль по произведениям Венедикта Ерофеева

Российские режиссеры просят внести поправки в закон об использовании нецензурной лексики в художественных произведениях. Сейчас кинофильм, содержащий нецензурную брань, автоматически лишается прокатного удостоверения. Среди подписавших обращение - Никита Михалков, Карен Шахназаров, Сергей Мирошниченко, Олег Табаков и Владимир Хотиненко. Они считают, что существующий запрет обедняет возможности реализации авторского замысла и предлагают просто давать таким картинам возрастное ограничение 18+. «Выражения, оправданные психологическим состоянием героя, должны оставаться в тексте», – считает и Марк Захаров. Этот вопрос сейчас особенно актуален для режиссера. В «Ленкоме» в самом разгаре репетиции спектакля по произведениям Венедикта Ерофеева.

Кажется, от такого Венечки захватывает дух, – даже на репетиции, и даже у Марка Захарова. Только когда он нашел такого «выстраданного», как он говорит, героя, решился ставить давно задуманную фантазию по разным произведениям Ерофеева. Игорь Миркубанов учился у Марка Анатольевича в ГИТИСе, но Венечку режиссер увидел в нём относительно недавно, когда артист появился в спектаклях Богомолова.

«Сейчас я с удовольствием окунаюсь в наши встречи, находя прежнего своего мастера в замечательной форме, по-прежнему, саркастичного, острого, невероятно живого, полемичного и с чудесными и профессионально интересными задачами для актеров», - признался Игорь Миркурбанов.

В текст ещё вносятся правки. Марк Анатольевич скрупулезно разрабатывает каждую мизансцену, обсуждает и демонстрирует сам каждую интонацию, даже взгляд, в который просит, например, добавить «смешинку роковой женщины».

Что делать с нецензурными выражениями – вопрос, актуальный для такой поставки. Поиск ответа занимает немало времени у Марка Анатольевича.

«Есть слова, которые звучат, скажем так, в литературном контексте вызывающе, и их как-то хочется скорее опустить, но какая-то очень небольшая часть – то, что мы называем ненормативной лексикой, грубой лексикой, должна присутствовать, – иначе это уже не Венедикт Ерофеев, а что-то другое, предавать этого замечательного человека и писателя не хотелось», - отметил Марк Захаров.

«Жестоким, корректным, страшным и остроумным» называет Марк Захаров стиль Венедикта Ерофеева. Таким же хочет сделать и этот спектакль, в основе которого - его горькая и нежная поэма.

«Он сформулировал в такой грубовато-эпатажном виде какие-то наши боли, наши подсознательные и сознательные рефлексы, которые мы, может быть, иначе объясняем, а они нас преследуют», - добавил Марк Захаров.
 

Новости культуры