10.05.2011 | 10:13

Печать. 10 мая 2011 года

В майской Москве отгремели звуки праздничного салюта. Но что необходимо сделать, чтобы не угасла сама память о войне? Об этом - в обзоре утренней печати – у «Новостей культуры»

 

***

«Иду на грозу», «Гроссмейстер», «Премия», «Влюблен по собственному желанию» - все эти фильмы объединяет имя режиссера Сергея Микаэляна, - напоминают нам «Санкт-Петербургские ведомости». Микаэлян – фронтовик. Пока в нашем кинематографе участников Великой Отечественной было много, журналисты, зная величайшую скромность Сергея Герасимовича, не очень-то досаждали ему с просьбой рассказать, как воевал. Только однажды Микаэлян публично вспомнил о прожитом, после того, как в своей книге первую и единственную страницу посвятил той войне, начав повествование словами: «Я решил застрелиться. Не сдаваться же в плен». Горько сознавать, что теперь среди корифеев игрового кинематографа «за всю войну отвечают», кажется, лишь Петр Тодоровский в Москве и Сергей Микаэлян в Петербурге. Журналистам издания удалось уговорить Сергея Микаэляна на эту встречу и рассказ.
 

***

В Мышкин, в День Победы, вошли старые танки. Еженедельник «Мир новостей» рассказывает о военном параде в небольшом городке Ярославской области. По улицам двигались машины, которые пережили войну, «сражались» на передовой и трудились в тылу. Все раритеты – из коллекции мышкинского Музея уникальной техники. Два грузовика - ЗИС-5, знаменитая полуторка, зенитка, ленд-лизовский Willis и даже "Черный воронок" - и все на ходу! Пассажирами фронтовых машин в этот день стали ветераны Великой Отечественной войны. "Обычно ветераны, когда видят боевой транспорт, плачут, - говорит создатель коллекции музея Николай Лушин. - Вспоминают прошлое. Да и молодежи полезно посмотреть, на чем воевали их прадеды».

***
«Восточно-сибирская правда» раскрывает тайну картины «Вид Иркутска». Как вспоминает газета, еще в 195 году в Иркутск из Ленинграда были доставлены произведения, отданные на вечное хранение Государственным Русским музеем. Среди них оказалось незнакомое иркутянам масштабное полотно – вид Иркутска 1867 года, то есть ровно за 12 лет до страшного пожара, который уничтожил почти всю центральную часть города. Исследователи тут же столкнулись с рядом «загадок» - стало ясно, что над картиной трудились два мастера. Причем один действительно писал с натуры, а другой пытался «облагородить» ее традиционными приемами академического пейзажа. Авторов и впрямь оказалось двое. Художник Мейер работал над картиной до пожара, но не успел закончить. Последние штрихи к пейзажу добавил его коллега – Резанов. Но эту свою тайну «Вид Иркутска» раскрыл только сейчас – благодаря не прекращавшейся много лет переписке музейщиков европейской России и Сибири.