24.12.2014 | 10:20

Опера на музыку балета Чайковского "Щелкунчик". Премьера - вечером

«Щелкунчик» - опера. Авторами идеи - изменить жанр хорошо знакомого произведения - стали хореограф Алла Сигалова и художник театра и кино Павел Каплевич. Именно они увидели в балетной партитуре оперный потенциал. Кстати раскрыть его было весьма непросто. Ведь свою зимнюю сказку Чайковский писал в тесном сотрудничестве с хореографом Мариусом Петипа, заботясь об удобстве исполнения. Так что певцам в новой постановке пришлось нелегко. Премьера, пожалуй, самой необычной оперы этого сезона – уже этим вечером.

Таким «Щелкунчика» еще не видели, точнее, не слышали. Артисты почти в панике – дело ответственное – спеть балет. Конечно, первым делом переоркестровали партитуру Чайковского, добавили вокальные партии, при этом стараясь не изменить ни одной ноты – задача практически не выполнимая – в таких разных жанрах - балете и опере - найти единые для них музыкальные законы.

«Нужно было сделать так, чтобы было интересно, потому что в музыке, в самой драматургии танца, заложена кульминация, все остальное. А здесь мы должны на себе нести, на тексте, ведь мы не танцуем, хотя очень много двигаемся», - рассказывает артист театра «Новая опера» Андрей Бреус.

Танцевальных сцен в спектакле практически нет, а их ждали: все-таки режиссер-постановщик – хореограф Алла Сигалова. В этот раз язык тела решила не использовать, наоборот – безмолвных прежде персонажей заставила петь.

«Обычно, где-то на десятом спектакле артисты успокаиваются, мандраж затихает, заканчивается, и они уже начинают дышать. Я надеюсь, у нас это произойдет немного раньше», - отмечает хореограф, заслуженная артистка РФ Алла Сигалова.

Легкость дыхания пока ощущается только за кулисами, и то, не до конца – чтобы войти в образ, артистам необходимо чудо.

«Самое легкое, наверное, будет представить, что ты ребенок, и просто побыть в этой сказке», - считает артистка хора театра «Новая опера» Евгения Киселева.

Сказка начинается, как только часы замирают. Декорации Николая Симонова небольшую сцену превращают в необъятное пространство фантазий, где у алой новогодней елки хороводы водят под музыку Чайковского, которая вдруг оказывается универсальной.

Художник и соавтор идеи Павел Каплевич в своих творениях решил по максимуму приблизиться к первоисточнику - сказке Гофмана, но на свой лад – мрачную и романтичную фантастику превратил в легкую, практически зефирную.

«Мне очень хочется, чтобы люди обрадовались сегодня, чтобы они, дети, получили кусок чуда, взрослые – немного юмора, философского осмысления», - выразил надежду художник, заслуженный деятель искусств РФ Павел Каплевич.

Главный герой – «Щелкунчик» – Алексей Неклюдов между репетициями перечитывал Гофмана. Но переосмыслить сказку так и не удалось – заколдованный принц оказался для него совсем не простым персонажем.

«Конечно, этот образ где-то в подсознании есть, из детства, и ты хочешь его изобразить наиболее четко, чтобы дети, смотря сказку сейчас, почувствовали это сходство», - говорит артист театра «Новая опера» Алексей Неклюдов.

Работа над спектаклем еще не завершена – в один голос авторы говорят о его усовершенствовании и после премьеры хотят сделать так, чтобы и современники, и Гофман, и Чайковский (если бы видели действо), остались довольны.

Новости культуры

 

Читайте также:

"Новая Опера" готовит необычный проект