22.12.2014 | 10:13

Выставка "Дом Особого Содержания: к 25-летию музея "Дом на набережной"

Выставка, которая открылась в Музее Москвы, называется «Дом Особого Содержания». И посвящена дому с трагической историей. Это огромное мрачное серое здание построено в 1931 году по проекту Бориса Иофана. Выдающийся архитектурный памятник советской эпохи – он стал еще и памятником десяткам людей, живших в этом доме и погибших в годы репрессий. Официальное название здания «Дом ЦИК и СНК СССР». В народе его ещё называли Дом правительства. Но в 70-е у него появилось новое имя – навечно закрепившееся за ним.

Улица Серафимовича, дом два. Адрес дома, который известен всему миру как Дом на набережной – по названию ставшей знаменитой повести Юрия Трифонова. Он жил здесь в 30-е годы, до того, как арестовали отца. Уже позже, в 1976-м опишет жизнь обитателей серого дома.

«Это первый лист рукописи повести, которая, на самом деле – по своему заряду, духовному объему – конечно, роман. Даже видно, как он сначала хотел называть "Софийская набережная", потом зачеркнул и назвал "Дом на набережной". Таким образом, дал имя дому», – отмечает Ольга Трифонова.

Ольга Трифонова, вдова писателя, руководит музеем «Дом на набережной». За 25-летнюю историю коллекция постоянно пополнялась – личными вещами жильцов, предметами интерьера.

«Это вешалка из квартиры Василия Сталина. И тем она ценна и интересна, что это один из жителей Дома. Вся семья Сталина тоже жила в Доме», – показывает один из предметов коллекции старший научный сотрудник Музея Москвы Полина Жураковская.

Дом Борис Иофан проектировал для высшего партийного, военного руководства страны. Со своим кинотеатром, клубом, фонтанами, на фоне московских коммуналок и бараков он казался раем. Эскизы для мебели создавал сам Иофан.

«Во-первых, это очень качественная мебель. Она сделана, действительно, из очень качественного дерева – дуба. Поэтому она так хорошо сохранилась», – поясняет Полина Жураковская.

Но история дома – это, конечно, истории его жителей. В годы репрессий многих увезли из этого дома навсегда. На выставке – свидетели тех событий: патефоны, печатные машинки, дверные звонки. Дом был полон детей, которые взрослели вместе с ним. Один из них – Лёва Федотов, друг детства Юрия Трифонова – стал прототипом героя повести: «Был необычайно талантлив, его звали в классе Леонардо – понятно, на кого намек. Или, ласково, Федотик. Он мог насвистать оперу «Аида» наизусть. Лёва Федотов пошел на фронт, хотя у него была эпилепсия, зрение минус семь. И погиб в 43-м году под Тулой», – рассказывает о нём Ольга Трифонова.

Серый Дом сильно изменился внутри, особенно после капитального ремонта 80-х. Сменилось и большинство жильцов. Но сохраняется его история – в музее «Дома на набережной».

Новости культуры