22.12.2014 | 10:35

Опера "Орфей и Эвридика" - премьера в Музыкальном театре имени Станиславского

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко сегодня премьера - опера Глюка «Орфей и Эвридика». 5 октября 1762 года композитор дирижировал премьерой в Вене. Опера шла на итальянском языке, роль Орфея – партию меццо-сопрано - исполнял знаменитый Гаэтано Гуаданьи. В 1859 году собственную редакцию подготовил Берлиоз - партию Орфея стали исполнять женщины. Одной из первых - Полина Виардо. Эта традиция сохраняется до сих пор.

Пыль веков реквизитор Полина создает из золотых теней. В Элизиуме, куда попадает умершая от укуса змеи Эвридика, золотая пыль стирает воспоминания в книге судьбы. 

Хотя героиня Инны Клочко будет отчаянно пытаться вернуться на землю из царства мертвых, певице нужно поймать грань между живой Эвридикой и ее тенью. «Сначала я передаю голосом состояние полного опустошения, а затем это должен быть мощный человеческий голос», - отмечает студентка РАТИ Инна Клочко.

В театре партитуру делали по нескольким редакциям. Большая часть из парижской, но поют, как в Вене, на итальянском. У студентов РАТИ этот язык в учебной программе. В Москве Орфея поет меццо-сопрано. Екатерина Лукаш пока учится, но уже пробует себя на профессиональной сцене. Петь приходится в постоянном движении. «Там с меня семь потом сходит. Там - полиэтилен, все на меня валится. И я уже чувствую, что одно только дыхание остается. На энергии все идет», - объясняет она.

Орфею, а вместе с ним и Екатерине Лукаш, приходится проживать на сцене еще одну историю - мадам Полиньяк, близкой подруги Марии-Антуанетты. Режиссер Ирина Лычагина связала античный миф и историю французской королевы. «Много фрагментов музыки, никак не двигающих сюжет, которые просто писались для танцев. Нужно было включить эту музыку в сюжет», - рассказывает Ирина Лычагина.

Танцевать пришлось даже хористам. Тимур Зангиев дирижирует на два пространства - часть оркестра на балконе, остальные за кулисами - ориентируются на монитор. Камерную сцену расширили зеркала. Декорация-трансформер на глазах зрителей постоянно меняется.

У Глюка в партитуре много балетных сцен. Ирина Лычагина ввела нового персонажа – Марию-Антуанетту. «Это совершенно придуманная вещь, она возникла оттого, что Глюк был учителем музыки Марии-Антуанетты», - уточняет Ирина Лычагина.

Мария-Антуанетта, как известно, закончила жизнь на гильотине. Напоминание об этом - финал спектакля, когда героиня балерины Аси Першенковой получает голову Орфея в виде торта.

Ирину Лычагину Орфей преследовал еще со времен учебы в ГИТИСе. Когда-то хотела делать оперетту Оффенбаха. «Орфей в аду», но поставила Глюка. Впереди ее поджидает еще один Орфей - Монтеверди. Так что эта история для нее не закончена.

 
Новости культуры