11.05.2011 | 19:35

К 125-летию Варвары Бубновой: выставка в Третьяковке

В Третьяковской галерее открылась выставка, посвященная 125-летию со дня рождения Варвары Бубновой – русской художницы, члена авангардистского объединения «Союз молодежи» и переводчицы «Манифеста футуристов». Она родилась и училась в Петербурге, 36 лет прожила в Японии, а умерла в Ленинграде, прожив без малого сто лет. Экспозиция представляет работы Бубновой сороковых-семидесятых годов прошлого века: более ранние ее произведения, не сохранились. Но интересные детали длинной и сложной биографии художницы открывает новая выставка. Рассказывают «Новости культуры».

Для русского искусства имя Варвары Бубновой, прежде всего, связано с кругом художников-авангардистов. Она выставлялась вместе с Малевичем, Ларионовой, Гончаровой. Перевела на русский язык знаменитый «Санифест футуристов». Но об этом периоде ее творчества можно судить только по ее воспоминаниям. Ранние авангардистские работы Бубновой погибли в Японии, куда она переехала в 22-м году. Там художница в совершенстве изучила классическую японскую живопись тушью и занялась литографией. И достигла в этом такого мастерства, что сами японцы признали ее лучшим литографом страны.

«В Японии, конечно, у нее была нелегкая судьба, она была там интернирована как советская гражданка, хотя она, в общем, находилась в эмиграции. И потом два раза были землетрясения, два раза целиком сгорал дом со всеми работами, которые были», - рассказывает художник, ученик В.Бубновой Александр Лозовой.

В Японии, рассказывает Александр Лозовой, до сих называют Варвару Бубнову «сэн-сэй», так почтительно именуют там учителей. Она не только заставила японцев по-новому взглянуть на искусство литографии, но и заново открыла для них творчество Достоевского, Пушкина, Гоголя, проиллюстрировав их произведения. На выставке можно увидеть - «Преступление и наказание» по-японски.

«Ведь, кроме того, что она была художником, она в Японии преподавала в университете литературу и русский язык и вырастила целую плеяду русистов японских, которые потом переводчиками работали, очень ее почитают», - отмечает зав. отделом графики X века ГТГ Наталья Адаскина.

В 58-м Варвара Бубнова вернулась в СССР и поселилась в Сухуми, где, говорят, расхаживала в кимоно и удивляла всех экзотическим рационом питания – суши. Но еще больше на фоне соцреалистического мейнстрима выделялись акварели Варвары Бубновой, пронизанные японским колоритом и абсолютно чуждые советским канонам изобразительного искусства. Ее работы напоминают японские трехстишья хокку: говорят о многом, но при этом немногословны.

Читайте также: Выставка литографий Варвары Бубновой откроется в Третьяковке