16.12.2014 | 10:34

"Вишнёвый сад": московская премьера спектакля Льва Додина

У каждого большого режиссёра - свой «Вишнёвый сад», а у Льва Додина – два. Первый увидел свет в 94-м году, второй – двадцать лет спустя. Петербургская премьера спектакля состоялась этой весной в Малом драматическом театре, а московская – в МХТ имени Чехова, под самый занавес - и года, и Международного театрального фестиваля «Сезон Станиславского».

Главную сцену Московского художественного театра с порога – не узнать. В зал ведут новые белые двери, зрительские кресла покрыты таким узнаваемым – белым льном – чеховских усадеб, в центре зала – лестница и нечто, спрятанное под все тем же белым льном. Позже выяснится – кинопроектор. Напротив – черная, совсем пустая сцена. В соавторстве с художником Александром Боровским режиссер Лев Додин отправил персонажей «Вишневого сада» поближе к зрителям.

«Такая-сякая декорация, такая лестничка, такая колонна, - объясняет режиссер, художественный руководитель МДТ – театра Европы Лев Додин. - И что-то уводящее в театр. А хотелось что-то, что максимально уводит в жизнь, и при этом как-то связано с Чеховым. И вдруг, постепенно, удалось от много отказаться и практически почти отказаться от сцены. И возникло вот это пространство».

Для лучшего погружения в чеховское настроение, Додин отвез труппу в настоящий «Вишневый сад». Такой, правда, нашелся только в Германии. Зато уникальный – несколько поколений одной семьи – прямо по-чеховски – посвящали ему жизнь, душу вкладывали. За несколько дней актеры сняли в саду небольшой фильм. Именно его Лопахин – первый обладатель первого в России кинопроектора – покажет вернувшейся из Парижа Раневской.

«Для меня Лопахин - один из самых трагических персонажей в пьесе, потому что вся его энергия направлена на уничтожение любого напоминания о его рабском страшном прошлом. И он уничтожает вишневый сад с верой и надеждой построить здесь новую жизнь. Он в это верит», - отмечает актер Данила Козловский.

Совсем недавно Додина упрекали в слишком возрастном составе чеховских спектаклей. «Вишневый сад», напротив, молод. К чеховским персонажам отношение – очень личное.

«Могу сказать, что я ей завидую. Потому что у нее есть невероятная свобода человеческая. Очень редкая на сегодняшний день и, возможно, та, которую нельзя воспитать, она врожденная», - считает актриса Ксения Раппопорт.

«Там очевидно сказано про любовь Вари к Лопахину. Но почему-то очень часто это не окручено, недосказано. У нас это главное, что есть в Варе. Невозможность быть вместе, но невероятная, всепоглощающая любовь по отношению к этому человеку», - объясняет актриса Елизавета Боярская.

Нынешний «Вишневый сад» – второй для Додина. Первый случился ровно 20 лет назад. Но сменилось время – вокруг и внутри, а потому и спектакль – совсем про другое.

«Вдруг я ощутил, что это может быть еще и самая историческая пьеса Чехова. Мы все понимаем общегуманный смысл, общелирический, а тут еще я понял, что очень конкретный исторический момент в судьбе России, в судьбе мира описывается. И что некий похожий исторический момент мы переживаем», - говорит Лев Додин.

Не история драм конкретных людей, не личные трагедии, любови, предательства, смерти. Волна времени и истории, которая сметает человеческие песчинки, оказавшиеся у нее на пути. Таков «Вишневый сад» образца 2014 года – в версии Льва Додина.

 

Новости культуры