15.12.2014 | 11:41

"24 прелюдии и фуги" Всеволода Задерацкого впервые прозвучали в консерватории

Мировая музыкальная премьера в Москве. Через 75 лет после создания были исполнены «24 прелюдии и фуги» Всеволода Задерацкого, написанные им в колымском лагере. При жизни композитора лишили гражданских прав, запретили даже публично упоминать его имя. Теперь музыка Задерацкого возвращается. На премьере в Московской консерватории публике также представили полное собрание сочинений композитора, изданное впервые.

75 лет эта музыка ждала своего часа. При жизни композитора этот цикл, как и другие сочинения, не исполнялись; на все творчество Всеволода Задерацкого при сталинском режиме было наложено табу.

«Это были условия на выживание», – говорит на пресс-конференции сын композитора, тоже Всеволод. О причинах ареста догадывается: отец был музыкальным воспитателем цесаревича Алексея и в годы Гражданской войны служил в Белой армии Деникина.

В заключении Задерацкий писал на чем придется: телеграфных листах, блокноте; иногда бумагу выдавала охрана, которая ценила композитора как рассказчика.

«Его начали охранять, как охраняют телевизор, чтобы его не разбили. Он работал «телевизором», в результате получил время и возможность сочинять», - рассказывает Всеволод Задерацкий.

Каллиграфический почерк Задерацкого сохранил жизнь его сочинению; сын для исполнения цикла пригласил нескольких пианистов, которые играют по четыре прелюдии и фуги.

«Для меня эта музыка - о силе человеческого духа, это все, остальное - мои домыслы. Единственное доказательство, в котором мы не можем сомневаться, это то, что человек, создавший музыку в таких условиях, когда другие думали только о выживании, должен был обладать нечеловеческой силой духа», - убеждена пианистка Екатерина Мечетина.


«Там что-то мелькает сатирическое, даже изобличающее, поскольку писалось это не в простое время», - говорит пианист Андрей Гугнин.

В этой музыке - многие открытия XX столетия: Всеволод Задерацкий первым возродил барочный жанр «прелюдия и фуга», еще до Шостаковича и Хиндемита. Другие открытия композитора еще предстоит осознать.

Новости культуры