16.05.2011 | 10:55

Сергей Женовач и "Брат Иван Федорович"

Премьера в Студии театрального искусства Сергея Женовача - постановка «Брат Иван Федорович» по мотивам «Братьев Карамазовых» Достоевского. Это не первое обращение режиссера к роману – в 2004 он выпустил спектакль «Мальчики» по девяти его главам. Поскольку Женовач считает произведение в целом для театра «неподъемным», то всегда выделяет или отдельных персонажей, или одну сюжетную линию. На этот раз инсценирована та часть романа, где до суда над Митей Карамазовым, которого обвиняют в убийстве отца, остается чуть меньше суток. Рассказывают «Новости культуры».

Достоевский для Женовача – автор, к которому он возвращается снова и снова, на каждом новом жизненном витке. К тому же, «Братья Карамазовы» отлично подходят для его труппы, где большинству актеров – его бывшим студентам – не больше 30. Совпадение по возрасту с героями романа режиссер считает очень важным.
«Мы всегда об это забываем, что Алеше по роману – 19 лет, Ивану – 23 года. А Павлику Смердякову – 24 года. А самому старшему – Мите – 27 лет. По сегодняшним меркам – просто пацаны, – говорит режиссера. – И для них это момент выбора – как жить, во что верить, с чем идти в эту жизнь. И как прожить эту жизнь – очень момент важный».

«Здесь возраст не столь важен, – уверена актриса Екатерина Васильева. – Потому что другое дело – просто визуальное впечатление, когда это, скажем, взрослая женщина, или, допустим Иван, которому 50 лет – артисту. И это другое, может быть, осмысление. Я не уверена, что каждый 20-летий способен думать этими категориями. Потому что все-таки Достоевский это не в 20 лет написал».

Чтобы лучше проникнуться Достоевским, Женовач повез своих питомцев в Старую Руссу, город – прообраз Скотопригоньевска. В Старой Руссе Федор Михайлович прожил последние годы, там же происходит действие его романа. Актеры не только были на экскурсиях, но и просто наблюдали за жителями города, в котором со времен Достоевского многое сохранилось. Главное, осталась атмосфера, заставляющая поверить в происходящее. Актера Игорь Лизенгевич рассказывает: «Репетиция у нас первая была прямо в комнате, где убили Федора Павловича Карамазова, прям возле окна, где его Смердяков убил».

Пропитавшись атмосферой Старой Руссы, в Москве репетировали еще полгода. Чтобы раскрыть события 11-й главы, пришлось пройти гораздо больше сцен – из разных частей романа, иначе психологически актерам пришлось бы трудно. Уже перед выпуском Женовач как скульптор отсек от спектакля все – не то чтобы лишнее, но затрудняющее восприятие главного. И это было непросто. Актриса Мария Шашлова до сих пор переживает: «Когда мы начали создавать спектакль, вдруг начали отсекать вот эти сцены – с болью, со слезами… Потому что как там Ольга, Сашка делали свои сцены – это просто отдельный спектакль».

То, что осталось – 8 диалогов на полутемной сцене. Алеша, Митя, Иван, Грушенька, Катерина Ивановна, Смердяков и конечно, черт из кошмара Ивана Федоровича – все раскрывают себя в этот самый важный день – последний перед судом. Как и в предыдущей работе по «Братьям Карамазовым» – спектакле «Мальчики» – сцена и костюмы черны, декорации – аскетичны. Лишь тогда, когда художник Александр Боровский завершил свою работу, спектакль сложился окончательно. В нем ничто не отвлекает от внутреннего, глубинного. Актер не защищен ничем, кроме своего мастерства, – для каждого получается почти моноспектакль.

«Кто даже сказал – «какой странный простой Достоевский, я все понял». Если это так и есть, и у нас получилось сделать простого понятного Достоевского, мне кажется, это здорово», - говорит Мария Шашлова.

На вопрос «все ли он сказал про братьев Карамазовых или стоит ждать нового спектакля», Сергей Женовач загадочно улыбается. Достоевский его не отпускает.