16.05.2011 | 11:41

На Большой Садовой вспоминали Мастера

Исполнилось 120 лет со дня рождения Михаила Булгакова. Эту дату отмечают в Киеве – на родине писателя, в Москве – городе, который стал для него источником и вдохновения, и тяжелых испытаний. В центре внимания в эти дни – дом 10 на Большой Садовой. В нем в 20-е годы жил Михаил Афанасьевич, а ту самую квартиру он описал в знаменитом романе «Мастер и Маргарита». Теперь там музей. К булгаковскому юбилею в нем подготовлена весьма разнообразная программа – экскурсии, новые выставки, музыкальные вечера… Их главная составляющая – таинственная атмосфера. Рассказывают «Новости культуры».

В доме-музее Булгакова – не протолкнуться. С раннего утра «нехорошая квартира» принимает посетителей. Ажиотаж понятен – именно в этих стенах в свое время нашли пристанище председатель МАССОЛИТа Берлиоз, Воланд со своей свитой. С тех пор как Булгаков прописал здесь своих героев, коммунальная квартира превратилась в центр притяжения московской нечистой силы. Подобную «чертовщину» русская литература уже знавала.

Иван Назаров, научный сотрудник Государственного музея М.А. Булгакова, уверен, что это не в последнюю очередь происходит благодаря преемственности литературной традиции: «Связь Булгакова и Гоголя – она неоспорима. Михаил Афанасьевич относился к Николаю Васильевичу, как ученик относится к учителю. Более того, известна величайшая фраза в письмах, о том что "…учитель, укрой меня своей чугунной шинелью"».

Преемственность была не только духовной. Спустя 70 лет после смерти писателя к сотрудникам музея попал секретер Булгакова, который в прежние времена принадлежал Гоголю. За этим столом Михаил Афанасьевич работал в 20-е годы. Порой, из соседней комнаты коммунального общежития до него доносилась громкая брань. Так, возможно, родилось знаменитое булгаковское «людей испортил квартирный вопрос».

Зоя Шитова, экскурсовод, говорит, что соседи писателя скучать не давали: «Они безумно скандалили, чем очень тревожили Михаила Афанасьевича. И постоянно отсюда доносились вопли "спасите-помогите". Наивный Михаил Афанасьевич пытался спасти, помочь – так ему же еще и доставалось».

Первые годы в Москве оказались сложными для писателя. Несмотря на трудности, любви к прекрасному Булгаков не утратил: одним из главных его увлечений оставалось музицирование. Партитуру «Фауста» Гуно, например, он с легкостью читал с листа, хотя никогда не учился музыке профессионально. Почему «Фауст»? К Фаусту у исследователей творчества Булгакова вообще особое отношение: «Фауст звучит на страницах нескольких произведений, – говорит Зоя Шитова. – И в «Театральном романе», и роман «Мастер и Маргарита» предварен эпиграфом из «Фауста» Гете. Ну а опера «Фауст» Гуно звучит и в любимом романе писателя – «Белая Гвардия».

Одна из экспозиций музея посвящена газете «Гудок». Там Михаил Афанасьевич работал со своими коллегами, не менее известными писателями – Маяковским, Олешей. После того, как о Булгакове узнали благодаря «Дням Турбинных», писать пьесы в коллективе молодых журналистов стало модным. В обеденные перерывы занимались исключительно «драматургическими упражнениями».