16.05.2011 | 11:46

Печать. 16 мая 2011 года

Полотно Боттичелли «Паллада и кентавр» продолжило парад шедевров Ренессанса в Музее изобразительных искусств. Опера Пуччини «Богема» в Михайловском театре как пример «добротной» оперной постановки. «Берестяная» книга стихов Ахматовой – один из уникальных экспонатов Фонтанного дома. Все самое интересное на страницах сегодняшних газет – в обзоре «Новостей культуры».

***
В Музее изобразительных искусств имени Пушкина вновь проходят гастроли одной картины. Как напоминает «Коммерсантъ. Weekend», на смену «Даме с единорогом» Рафаэля, в Москву в рамках Года России – Италии прибыло знаменитое полотно Боттичелли «Паллада и Кентавр». Стать массовым арт-идолом картине помешала загадочность сюжета. Может быть, оно и к лучшему – можно, не отвлекаясь на привходящие обстоятельства, вполне сосредоточиться на драгоценном подлиннике. «В нем есть и несравненная изысканность рисунка, и железная цельность композиции, и какая-то странная при боевом сюжете красивая грустноватая истома, исподволь проступающая под художественной отточенностью». А это, как пишет газета, ровно то сочетание, из-за которого Боттичелли вряд ли выйдет из моды.

***
«Известия» делятся с читателем своим взглядом на последнюю премьеру сезона в Михайловском театре. Зигзаги, не свойственные российской артистической среде. Абсолютный оперный шлягер – «Богема» Пуччини – представлен в исполнении интернациональной команды. В качестве режиссера-постановщика приглашен француз Арно Бернар. В результате, пишет газета, «сцены из жизни богемы» получились формально похожими на все добротные «Богемы» мира. Режиссер создает на сцене модное ныне открытое пространство. Сначала засыпает его черновиками творческого процесса, а в финале, будто по Высоцкому, стелет влюбленным поля из лепестков. Декларированный перенос времени действия из 30-х годов XIX века на сто лет вперед, по мнению критиков газеты, никаких новых смыслов не открыл. Но все же благодаря силе гения Пуччини в финале публика получает возможность всплакнуть. Не зря все билеты на премьерные показы «Богемы» давно проданы.

***
«Санкт-Петербургские ведомости» пишут о музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме и напоминают, что это первый музей из посвященных не только поэту, но и «тем представителям ахматовского поколения», кто всеми силами старался «сохранить свой мир, свою личность в условиях тоталитарного государства». В литературно-исторической части экспозиции музея есть раздел, названный строчкой из Седьмой Северной элегии «А я молчу – я тридцать лет молчу...». Там, за стеклом рядом с «арестантской» фотографией Льва Гумилева и книгами Анны Андреевны, – книжечка из восьми маленьких листочков бересты, скрепленных веревкой. Два листочка – обложка, а на остальных шести химическим карандашом написаны стихотворения Ахматовой. Единственная в мире берестяная книга Анны Ахматовой была изготовлена в 1937 году в лагере. Заключенная Дора Гусман, жена расстрелянного «врага народа», сделала такую книжку и каким-то чудом сумела передать ее на свободу. Эту удивительную историю рассказывают сегодня «Санкт-Петербургские ведомости».