02.12.2014 | 19:38

В столице открывается для посещения экспериментальный Дом Константина Мельникова

25 человек в неделю. По одной экскурсии в день, по пять человек в группе, пять дней. В таком тестовом режиме – с завтрашнего дня – будет принимать гостей Экспериментальный Дом-мастерская Константина Мельникова. Так авангардная постройка ХХ века в Кривоарбатском переулке проработает до проведения научной реставрации здания. Посетители смогут сами оценить уникальное решение внутреннего пространства дома, а также увидеть живописные работы и личные вещи Константина и Виктора Мельниковых.

Среди этих вещей – парижский цилиндр, который Константин Мельников носил один раз в жизни. Больше он его никогда не надевал – в Советском Союзе было просто некуда.

Заместитель директора Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых Елизавета Лихачева впервые оказалась в Доме Мельникова в 9 лет. Привела мама-искусствовед. Уже позже в этих стенах получила приглашение работать в музее имени Щусева. Сейчас – одна из тех, кто возглавляет недавно созданный музей Мельниковых. Поэтому дом в Кривоарбатском для себя называет не иначе, как «дом-судьба». Изучила в нем каждый угол. Хотя, их здесь практически нет. Здание известно своей цилиндрической формой.

«Константин Степанович строит дом из двух цилиндров. Вы, когда к нему подходите, вы видите только один цилиндр, да? Причем даже не цилиндр – стесанный фасад цилиндра. Константин Степанович строит дом. Вы заходите в центр этого дома, а оказываетесь сбоку», – рассказывает Елизавета Лихачева.

Такие, как их здесь называют, архитектурные сюжеты – на каждом шагу. Спальни, ванные комнаты, столовая и кухня в таком пространстве смотрятся не то, что необычно. Даже странно.

«Дом Мельникова – это интересный такого рода пример в истории мировой архитектуры, когда одно пространство мягко трансформируется без ущерба для себя в другое пространство, – отмечает Елизавета Лихачева. – Меняется их назначение. При этом, не теряется качество».

Вершина цилиндра – мастерская Константина Мельникова. После смерти архитектора она перешла его сыну Виктору. Кисти, альбомы, портреты отца. Но сначала все внимание – на ромбообразные окна. В этой комнате их больше всего.

«Эти отверстия носят конструктивный характер, они распределяют всю нагрузку, – поясняет директор Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых Павел Кузнецов. – То есть это оригинальное конструктивное решение Константина Мельникова. Это изобретение. По замыслу архитектора, дом должен жить, и в процессе помещение может менять свое предназначение, в зависимости от потребностей семьи. Поэтому часть окон может закладываться, а та, часть окон, которая заложена, раскладываться. Таким образом, окна могут двигаться по фасаду».

Правда, последние годы Константин Мельников работал здесь, на втором этаже. Неотъемлемой частью самой большой комнаты всегда был ковер из Парижа. Ему уже больше 80 лет. Пройтись по нему не получится. Ходить по ковру было запрещено еще во времена архитектора, вспоминает Елена, его внучка.

«Единственное, что мы могли – на него лечь, в потолок поглядеть, расслабиться, – вспоминает Елена Мельникова. – После чего мы складывали его, убирали. Ходить по нему никогда не разрешалось.

Впереди – долгий этап восстановления не только мемориальной обстановки дома. Последняя реставрация проводилась здесь в 90-х. На сегодняшний день удалось восстановить отопление дома. Это уникальная и сложная система подачи теплого воздуха. В доме просто не может быть типичных батарей.

Дом Мельникова ожидает и наружная реставрация. На фасаде здания еще видны трещины. Периодически появляется плесень. Облагородят и всю прилегающую территорию вокруг дома. Здесь будет воссоздан сад, который был еще при Константине Мельникове. В скором времени, сюда могут попасть не только посетители музея, но и обычные прохожие. А уже в марте совсем рядом, в доме садовника на Воздвиженке, откроется второе здание Музея Константина и Виктора Мельниковых. Там будут представлены архивы, хранившиеся в Доме-цилиндре.


Новости культуры