02.12.2014 | 11:49

Премьера оперы "Буря" на музыку Александра Алябьева состоялась в "Царицыно"

Премьера оперы «Буря» на музыку Александра Алябьева по одноимённой пьесе Шекспира состоялась в столичном музее заповеднике «Царицыно». Имя Шекспира обусловило включение этого события в программу музыкального фестиваля «Английские сезоны», который проходит в Атриуме Хлебного дома. Примечательно то, что в этом проекте совпали две знаменательные даты этого года – 450-летие со дня рождения Шекспира и 175-летие написания Алябьевым оперы.

«Быть или не быть – вот в чем вопрос». Этот знаменитый гамлетовский монолог, по мнению постановщиков, вполне подходит и другому шекспировскому персонажу – герцогу Просперо. Именно с него, а не с привычной увертюры, начинается опера «Буря». Музыка Алябьева постоянно чередуется с текстами Шекспира – так постановщики компенсировали незаконченность музыкального произведения.

«Те эпизоды, которые прописаны Алябьевым, музыкально идут в виде оперы, те которые он не написал, идут работой драматических актеров – именно поэтому здесь два Ариэля, два Просперо», – объясняет музыкальный руководитель и дирижер Феликс Коробов.

Александр Алябьев, автор знаменитого романса «Соловей», написал оперу «Буря», что называется, «в стол». При жизни композитора её ни разу не исполняли, а после его смерти партитура долгое время считалась утерянной.

«Ноты вначале обнаружили в подвалах Московской консерватории ещё в середине прошлого века, – рассказывает художественный руководитель проекта Евгения Кривицкая. – Потом они перешли в хранение в Музей музыкальной культуры имени Глинки, в отдел рукописей, где хранятся рукописи многих русских композиторов. И они лежали, ждали своего часа».

Царицынский ансамбль – идеальные декорации к романтической опере Алябьева. А крытый двор хлебного дома как будто создан для пения: акустика здесь как в соборе. Но если для вокалистов это плюс, то актерам, читающим пьесу, приходится непросто: «Все озвучивает, идёт очень сильный отзвук, иногда даже себя не слышишь. В этом смысле сложно – поэтому работаем с микрофонами», – поясняет Анастасия Безинских, исполняющая роль Ариэля, духа воздуха.

Опера «Буря» открыла новую грань творчества Алябьева – не автора салонных романсов и водевилей, но серьезного композитора, исповедующего эстетику романтизма. Постановщики уверены: ожившая спустя почти два века после создания музыка не будет забыта и ещё не раз прозвучит со сцены.

Новости культуры