02.12.2014 | 15:23

Постановка одного из главных провокаторов немецкого театра - на фестивале NET

Фестиваль NET – новый европейский театр – представляет всё самое прогрессивное, модное, свежее, молодое с европейских подмостков. «Долой авторитеты!» - решил немецкий режиссёр Михаэль Тальхаймер и оправдал Тартюфа. А заодно жёстко изменил мольеровский финал в этой самой знаменитой пьесе французского драматурга. Постановка одного из главных провокаторов современного немецкого театра прошла в столичном Театре Наций. 

Почти как «Витрувианский человек» на рисунке Леонадро Да Винчи герои Мольера заключены здесь в квадрат и круг одновременно. Этой сцене в Театре Наций не привыкать помещать в себя куб, но, в отличие от «Гамлета» Лепажа, – у этой «коробки» одна траектория, зато много смыслов.

«Этот "ящик" – дом семьи Оргона. Конечно, в нём нельзя жить! Там стоит лишь одно кресло. Цвет декораций во многом навеян русской иконографией, кстати. Золотые стены и крест – это символ богатства и веры той семьи, в которую попадает Тартюф. Всё начинает крутиться и вращаться из-за хаоса, который он привносит», - объясняет драматург Бернд Штегманн (Германия).

Приехать представлять своего «головокружительного» Тартюфа режиссер не смог. Год назад в Берлине Михаэль Тальхаймер с ног на голову перевернул мольеровскую историю: не только буквально – устойчивым оставил лишь намертво прибитое кресло – но и по сути. Главный герой у него не искуситель, а спаситель!

«Наш Тартюф приходит, чтобы обнажить и обличить пороки общества. Он провозглашает божественную истину. Поэтому из его уст доносятся до зрителя не только монологи из пьесы Мольера, но и тексты Библии, которые мы специально включили», - говорит актер Ларс Айдингер (Германия).

Поэтому цитаты из Ветхого Завета выгравированы на теле артиста Ларса Айдингера. Режиссер выбрал его за харизму, фанатизм и мощную силу убеждения. То ли безумец, то ли Мессия – он выкрикивает о мести, о том, что богатые снова станут бедными, и что те, кто смеялись, будут страдать.

Их белые лица и красные губы – отчасти заигрывание с мольеровской эпохой. Герои Мольера кривляются и вопят. И, кажется, из этого клаустрофобного пространства прежними не выбраться ни им, ни зрителям фестиваля NET. 

Новости культуры