17.05.2011 | 15:50

Балетная труппа Большого театра выступила в Гранд-Опера

Ответный визит Парижской опере, которая гастролировала в феврале в Москве, нанесла балетная труппа Большого театра. Ни одной афиши на фасаде Гранд-Опера, никаких анонсов в прессе, почти никакой рекламы, а билеты разошлись в течение десяти минут после того, как открылись кассы. Их продавали ограниченно: не больше двух в одни руки. И никто из счастливцев, добывших билеты на «Пламя Парижа» и «Дон Кихот», не пожалел о затраченных усилиях. Рассказывают «Новости культуры».  

 

Все пять ярусов Парижской оперы, до самого потолка расписанной Шагалом, в абсолютном восторге. Артистов снова и снова вызывают на бис. "Совершенный кордебалет, сногсшибательные солисты", - напишет Le Monde. Другие газеты подхватят. Отметят всех, но особо – Ивана и Наталью, которых их же коллеги называют "инопланетяне": настолько разительно отличаются они от всех, настолько непохожи. "Чудо и большая удача, что мы в одно время попали и танцуем вместе, потому что встретить партнера, который тебе подходит и по душе, и по сердцу, и по технике – это, мне кажется, большая редкость. И нам, конечно, очень повезло, что мы встретили в балете друг друга", - уверена солистка Большого театра Наталья Осипова. "Абсолютно солидарен со сказанным. Это огромное счастье танцевать вместе", - присоединяется солист Большого театра Иван Васильев.

Если "Дон Кихот" - балет известный, и одна из его версий есть в репертуаре Grand Opera, то "Пламя Парижа" - спектакль, поставленный в 1932 году Василием Вайноненом и возрожденный три года назад Алексеем Ратманским, - за рубеж никогда не вывозился. От того немного страшно, как примут французы французскую историю, рассказанную по-русски. Волновались, оказалось, зря. "Мы от французских зрителей не ожидали такого темперамента. Это очень предсказуемо в Америке, в Италии, на Кубе, в Лондоне, но вот именно от французов мы почему-то не ожидали такой теплой реакции, такого восторга, криков, свистов", - говорит Наталья Осипова.
"Смотришь и плохо видишь из-за ярких прожекторов, людей не видно, но слышно – и чувствуешь их энергетику, это потрясающе, это на всю жизнь", - уверен Иван Васильев.

«От "Пламени Парижа", - написали балетные критики, - можно потерять голову». Они называли увиденное "поразительной хореографической аномалией».
- Выдающийся спектакль. Я плакала. Очень трогательно. Я никогда такого не видела.
- Невероятно! Лучшие танцовщики! Лучшая труппа мира! Спасибо!
- Иван Васильев - это что-то! Я его никогда не забуду!


"Большой театр - это, конечно, марка. Это бренд, на который зрители и приходят. Неважно, что привозится. Потом приходят на спектакль. Надо сказать, многие наши зрители неоднократно приходят смотреть и «Пламя Парижа», и «Дон Кихот»", - рассказала директор балетной труппы Парижской национальной оперы Бриджит Лефевр.


На десять дней Париж был добровольно пленен Большим театром. И остается в мечтах о новой встрече.