27.11.2014 | 15:00

Вадим Гаглоев: "Росгосцирк" – это национальное достояние нашей страны, и нужно гордиться, что мы работаем в таком коллективе"

Со 2 по 9 декабря в Москве пройдет XV Международный телевизионный конкурс юных музыкантов «Щелкунчик». 2 декабря состоится Торжественная церемония открытия конкурса, в которой примет участие лауреаты разных лет, выдающиеся музыканты и артисты. Подарок юным исполнителям и зрителям подготовили режиссер «Росгосцирка» Руслан Ганеев и жонглер Энрико Аннаев. Золотой призер Международного молодежного циркового фестиваля в Висбадене (Германия) Энрико Аннаев выступит с номером «Офис-тайм» (режиссеры-постановщики Ольга и Ян Польди).

В этом году «Росгосцирк» отметил 95-летний юбилей. О прошлом и сегодняшнем дне российского цирка, проблемах и путях их решения рассказал генеральный директор «Росгосцирка» Вадим Гаглоев.

- Когда-то советский цирк славился на весь мир. Сегодня ситуация в российском цирке непростая. Возможно ли, на ваш взгляд, вернуть не только былую славу российскому цирку, но и сделать коммерчески прибыльным?
- Я считаю, что возможно. Иначе бы не давал сейчас вам это интервью и не находился бы в этом кресле. Да, сейчас мы переживаем не лучшие времена, но у нас хорошие традиции, сильная цирковая школа, замечательный потенциал, потому что у нас в одной руке – производство цирковых программ, а в другой – прокатные возможности. И грех не воспользоваться этой ситуацией, которая была создана не нами, кстати говоря, а нашими предшественниками, в советское время. С 1919 года была построена уникальная система цирков и уникальная система производства, создания художественных продуктов и спектаклей. Если правильно этим распорядиться, то можно действительно стать самостоятельными в экономическом плане, и вернуть ту былую славу русского цирка. Потому что если вы сейчас за границей произносите фразу «русский цирк», то все все-таки помнят то время, когда советский цирк был доминирующим во всем мире.

- Вы возглавляете «Росгосцирк» полгода. С какими проблемами пришлось столкнуться за это время или, может быть, наоборот уже удалось достичь каких-то результатов?
- И проблемы есть, и результаты какие-то тоже появились. На сегодняшний день есть три основные проблемы. Первая – творческая, это качество наших программ. И здесь мы действительно отстаем. И в части самих номеров, и в части использования современного циркового оборудования. Недавно я вернулся с выставки в Лондоне, которая была посвящена профессиональному оборудованию для шоу-бизнеса, и конечно, европейцы в этом плане намного опережают нас. Но это не страшно, мы сможем поправить свои возможности. Кроме того, к цирковым программам нужно подходить не с точки зрения создания программ на дивертисментной основе подбора номеров, а цельных срежиссированных произведений. С прописанной от начала до конца музыкой, а не набором музыкальных произведений в самих номерах. Здесь должна быть драматургия, костюмы, свет, звук – в общем, все современное, что есть на сегодняшний день. И, безусловно, должно присутствовать то, чем всегда славился наш цирк, – высочайший уровень циркового мастерства. Тут мы уже можем кое-чем похвастаться. Мы вспомнили старые добрые времена советского цирка, когда действовал цирковой конвейер, и возродили его. Сейчас у нас начался, так называемый, гастрольный сезон, который продлится с 20 сентября до 17 мая следующего года. Он делится на шесть гастрольных периодов. В цирковом конвейере задействованы 33 программы. Мы стараемся создать из этих 33-х программ единое драматургическое произведение. Конечно, не все еще гладко, но в процессе выступлений и репетиций должны все доделать, дообуть, доодеть, дописать, дооснастить. Вторая проблема – это состояние наших цирков. Сейчас у нас разработана «дорожная карта» на ближайшие три года, которая будет учитывать и капитальный, и текущий ремонт цирков, и реконструкцию цирков по линии Министерства культуры и федерально-целевых программ. Все это дает нам возможность приводить наши цирки в порядок. Уже идет капитальный ремонт в Ивановском и Тульском цирках, к концу года запустим Рязанский, Нижнетагильский и Челябинский цирки. По линии ФЦП на следующий год предстоит ремонт Самарского цирка. Третья проблема – мы как раз сейчас ее обсуждаем с коллегами. Предприятие «Росгосцирк» как единое юридическое лицо было создано в 2006 году. До этого все цирки были отдельными юридическими лицами, которые входили в систему отношений «Росгосцирка», и все привыкли жить отдельно. До сегодняшнего дня на ментальном уровне сохранилась эта «феодальная раздробленность». Многие до сих пор говорят: «а вот мы – вы», «а вот мы – вам, а вы нам – нет, а мы вам – да», то есть, у них нет ассоциации, что мы одна компания. Но эта проблема не возникла на пустом месте, просто так сложилось исторически. И свою основную задачу я вижу в том, чтобы все-таки привить артистам и сотрудникам понимание того, что мы работаем в одной команде. Я все время пытаюсь объяснить людям, что мы одна семья. Я считаю, что «Росгосцирк» – это национальное достояние нашей страны, здесь работает почти десять тысяч человек. Это компания, которая соединяет города посредством циркового конвейера в один единый организм. Поэтому нужно гордиться, что мы работаем в таком коллективе, и у всех у нас должна быть одна задача. Вот эту единую систему мы сейчас и пытаемся выстроить.

- В этом году в вашей семье появился еще один цирк – Севастопольский. Собираетесь ли вы еще расширять географию цирков?
- Собираемся, но постепенно. Севастопольский цирк у нас появился очень быстро, и хочу сказать «спасибо» всем, кто участвовал в этом проекте. Пока первоочередная задача – восстановить те цирки, которые у нас есть, но сейчас не работают. Мы недавно запустили цирк в Таганроге и восстановили цирк «Автово» в Санкт-Петербурге. В этом году у нас есть планы по восстановлению и вовлечению в наш конвейер цирка «Радуга» в Москве. Еще есть проблемы с запуском цирка в Калининграде. Поэтому пока мы занимаемся цирками, которые у нас есть, но параллельно можно думать и о расширении географии. У нас пока неохваченным остается практически весь Дальний Восток (за исключением Владивостока и Хабаровска) и Северный Кавказ. Расширение важно и необходимо даже с точки зрения внутренней логистики и экономии. Например, когда у нас программа переезжает из Твери в Кострому – это одно логистическое расстояние, а когда из Иркутска во Владивосток – это уже совсем другие расходы. Мы сотрудничаем с цирком Хабаровска, хотя это отдельный цирк и не находится в ведении «Росгосцирка», но зато входит в наш цирковой конвейер. Но логистические плечи даже между Иркутском, Хабаровском и Владивостоком – огромны. Если бы на этом пути были еще и другие цирки, которые входили бы в наш конвейер, это была бы уже другая финансовая история. 

- Как в цирке происходит преемственность поколений? Охотно ли берут на работу выпускников цирковых училищ? И можно ли вырастить в цирке собственных звезд?
- С одной стороны, с молодежью у нас все хорошо. Другое дело, что двери для молодежи «Росгосцирку» надо открыть пошире, чтобы они могли прийти к нам, и создать хорошие условия, чтобы они у нас могли работать. В этом году мы заключили договор с училищем циркового и эстрадного искусства имени М.Н. Румянцева (Карандаша). Наши кураторы будут присматриваться к ребятам, которые обучаются в училище, выделять самых талантливых и способных, репетировать с ними номера. По окончании училища ребята выйдут не просто с профессией артиста, но уже с готовыми номерами, с реквизитом, костюмами, которые войдут в программу, подготовленную нами. То есть, мы становимся таким государственным заказчиком циркового училища. Раньше такого сотрудничества не было. Честно говоря, не понимаю, почему, ведь это наша основная кузница кадров. В этом году я был членом выпускной экзаменационной комиссии, и после вручения дипломов пригласил на работу в компанию весь выпуск. Просто сказал: «Ребята, давайте все приходите». Семьдесят процентов выпускников уже участвуют в наших программах. Я надеюсь, что как только мы начнем по-новому работать с цирковым училищем, то этот процент увеличится. Более того, мы думаем о том, чтобы на базе Московского циркового училища открыть филиалы по всей стране. Чтобы желающим стать цирковыми артистами не обязательно было ехать в Москву, а учиться на местах. И такие возможности есть, например, в Нижнем Новгороде. Или тот же Уссурийский цирк мог бы стать дальневосточным филиалом Московского училища. Кроме того, во многих городах, где находятся наши цирки, работают цирковые студии. Нам нужно соединить наши возможности и дать возможность ребятам заниматься не просто в каком-нибудь классе, а прочувствовать пространство манежа и зрительного зала настоящего цирка. Поэтому мы хотим предоставить возможность цирковым студиям использовать инфраструктуру наших цирков по всей стране.

- Одна из самых болезненных тем – эксплуатация труда животных. Российский цирк – один из немногих в мире, где на арене выступают дрессировщики. Как быть с этим? Может, вообще стоит отказаться от животных на манеже?
- Сложный вопрос. На мой взгляд, цирк без животных невозможен. Я недавно общался со своим итальянским коллегой на фестивале, и спросил: «Почему у вас так неудачно прошел Цирк дю Солей?». Он говорит: «Две причины: высокая цена – 90 евро за билет, и отсутствие животных». Так или иначе, но когда мы говорим «цирк», мы представляем себе слона, тигра, льва. Но дрессура должна быть основана исключительно на гуманных методах. Нужно все-таки не дрессировать, а воспитывать животных, причем с самого маленького возраста. Необходимо создавать условия содержания человеческие в прямом смысле этого слова и относиться к животным, как к братьям нашим меньшим. С другой стороны, на мой взгляд, последнее время наблюдается ненужное нагнетание вокруг этого вопроса. Но ведь труд животных используется не только в цирке, но и в сельском хозяйстве во всем мире. А если посмотреть, как содержаться животные в домашних условиях? И сколько случаев жестокого обращения с домашними животными, сколько бродячих собак на улицах? Здесь, на мой взгляд, гораздо большая проблема, и коллеги из «Зеленой партии» могли бы обратить на это более пристальное внимание. Хотя то, что они обращают внимание и на наши проблемы, позволяет нам держать себя в тонусе и соответствовать, так сказать, уровню мировых стандартов. Я обсуждал этот вопрос со своими европейскими и латиноамериканскими коллегами на фестивале в Кубе. Все говорят об одном – цирк без животных невозможен. Другое дело, что в разных странах есть свои стандарты по содержанию животных и дрессуре. Мы говорили о том, что хорошо бы нашему мировому цирковому сообществу выработать общие правила и стандарты, которые снимут барьеры между нашими странами, когда наши артисты с животными смогут выступать во всех странах мира, и артисты из других стран смогут приезжать со своими животными к нам. Эта проблема действительно есть, и мы договорились о том, что будем в ближайшее время над ней работать.

- Еще одна из актуальных проблем – лицензирование работы частных цирков. Собирается ли «Росгосцирк» предпринимать какие-либо шаги в этом вопросе?
- Основное количество происшествий происходит в так называемых «диких цирках», «диких шапито». В этом году произошел инцидент в Подольске, где цирковой леопард набросился на мать с ребенком. Именно такие цирки наносят имиджевый ущерб государственным циркам нашей страны. Мы поднимали вопрос о лицензировании подобной деятельности. Потому что в таких цирках на манеж выводят диких зверей, хищников, а дрессировщики не имеют порой даже специального образования или специальных навыков. Но пока это очень сложный вопрос. В нашей стране сейчас наоборот все идет к тому, чтобы как можно меньше было лицензированной деятельности, поэтому эта тема пока остается открытой. Над этим надо серьезно работать и убеждать коллег и в министерствах, и в Совете Федерации, что деятельность частных цирков обязательно должна быть лицензирована. Потому что речь идет о безопасности зрителей. Кстати говоря, и не только потому, что они находятся в одном помещении с диким животным. Иногда «дикие шапито» просто «складываются», не выдерживая нагрузки. Бывали и такие случаи. Поэтому во время массовых мероприятий, на которые приходит много зрителей, и в особенности детей, когда собирается тысяча-две зрителей в одном месте, необходимо всегда применять меры и по пожарной безопасности, и к работе с животными. Все-таки цирк – это цирк и профессия, которая должна быть профессией. 

Справка
В 1919 году согласно Декрету «Об объединении театрального дела» все цирки России стали государственными. С 1957 года они вошли во Всесоюзное объединение «Союзгосцирк». После распада СССР «Союзгосцирк» был преобразован в Государственную компанию «Российский цирк» («Росгосцирк»). В 2006 году «Росгосцирк» объединил все цирки страны под единым юридическим лицом. Сегодня «Росгосцирк» – это уникальный творческо-эксплуатационный комплекс, в ведении которого находятся стационарные цирки России, цирки-шапито, цирки на льду и на воде, передвижные зооцирки. В марте 2014 года руководителем «Росгосцирка» был назначен бизнесмен и продюсер Вадим Гаглоев.

Евгения Андреева
Пресс-служба телеканала 
«Россия К»