27.11.2014 | 11:42

Оправа для шедевра или грань между мирами

«Искусная граница» – так называется необычная выставка, которая проходит в Омском музее изобразительных искусств имени Врубеля. Её главными героями стали не живописные полотна, а их обрамления. Главная мысль экспозиции: рама – это своеобразная граница между воображаемым миром, созданным художником, и реальной жизнью. Впервые среди региональных музеев Сибири в Омске представлена коллекция картинных рам XVIII – начала XX веков.

Плюс восемнадцать градусов, не более пятидесяти процентов влажности и специально разработанная система хранения – идеальные условия для почти четырех сотен шедевров. Рамохранилище, уверен омский реставратор Глеб Буреев, коллеги в шутку его называют постовым на границе, – это не просто гардеробная для живописных полотен.

«Это, в самом деле, какой-то предел, граница, окно в другое пространство, которое создает художник, – считает хранитель фонда рам, реставратор Омского музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля Глеб Бурев. – И рама способствует более полному погружению зрителя в это пространство»

Картина немецкого художника Антона Зейтца «Иоанн Креститель с ангелом». Как и большинство музейных поступлений первой волны, когда не придавалось значения ценности обрамления полотна, она была сослана в Сибирь из национализированного музейного фонда в «родной» раме. Именно она помогла отыскать первых владельцев картины.

«На обороте этой рамы мы находим прелюбопытнейший бумажный ярлык, – поясняет хранитель Омского музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля Занфира Девятьярова. – Он, конечно, потемнел от времени. Вот голубое пятнышко. Это не что иное, как герб графского рода известного – Паниных».

Полотно Тимофея Неффа «Купальщица» было создано специально для покоев Великого князя Николая Михайловича. Разлучив на время реставрации раму с картиной, специалисты музея обнаружили необычный эскиз графитным карандашом.

«Когда мы сняли раму, то обнаружили, что картина имеет очертания квадрата, – рассказывает Занфира Девятьярова. – И здесь справа на белом поле есть набросок рамы. Сложной конфигурации с крыльями, с резными листьями аканта, стеблями. Эта рама по своей ценности, может быть, даже превосходит живописное произведение».

Это один из редких случаев, когда удалось отыскать автора эскиза рамы. Мастера же, ее изготовившие, чаще всего остаются безымянными. Исключение – большинство живописно-деревянных дуэтов Василия Верещагина. Известно, что художник часто доверял исполнить обрамление для своих картин резчику из Ростова Михаилу Левозорову. Его резные рамы на выставке баталиста в Париже поразили публику изяществом и тонкостью работы. Деревянное кружево на рамах в конце XIX века сменяют жемчужник, бусы, акантовый лист и лютик весенний из мастики и папье-маше. А вот – рама начала прошлого столетия: никакого декора, лишь идеальная форма. Уже через месяц рамное дефиле завершится.

Новости культуры