05.09.2012 | 10:39

"Дядюшкин сон" - снова в репертуаре Маяковки

Повесть «Дядюшкин сон» считается самой сценичной у Достоевского. Мхатовская постановка Немировича Данченко, спектакль Товстоногова в БДТ, и, наконец, версия легендарной ученицы Михаила Чехова – Марии Осиповны Кнебель на сцене Театра Маяковского – все это памятные страницы истории русского театра. История продолжается. Спустя сорок лет после спектакля Кнебель «Дядюшкин сон» снова в репертуаре Маяковки. На этот раз в постановке Екатерины Гранитовой. 

Предпремьерные - суета, волнение. Отлаживают свет. Репетировали с конца февраля, а спектакль – «большой формы» – многофигурный, костюмированный, трехчасовой. График был напряженным. И вот - все готово.

Режиссер Екатерина Гранитова в репертуаре Театра Маяковского имя не новое: выпустила здесь «Амуров в снегу» по «Бригадиру» Фонвизина, и «Шестеро любимых» по Арбузову. Поставить «Дядюшкин сон» ей предложил худрук театра – Миндаугас Карбаускис. На большой сцене он пестует неоклассический репертуар – обновленные версии названий для «Маяковки» исторических. Свою трактовку классической повести Достоевского Екатерина Гранитова закрутила вокруг характера Марьи Александровны Москалевой, женщины талантливой и активной не по месту, что особенно явно на фоне всеобщей деменции. Характер почти трагический, жизненная стратегия - актуальная.

«Главный тип нашего времени – любой ценой устроить себя, детей, поменять свою карму, выйти замуж за миллионера, этим напичкана вся идеология сейчас», - объясняет режиссер Екатерина Гранитова.

Актрисе Ольге Прокофьевой непросто. До нее на эту сцену в роли госпожи Москалевой выходила легендарная Мария Бабанова. Но Ольга Прокофьева не тушуется: интригует со вкусом, стремительно меняет положения, устраивает на сцене настоящее побоище и много переодевается.

Игорь Марычев, кажется, самый молодой дядюшка в истории постановки этой повести. «Это всегда бенефисная была роль, лестно», - говорит заслуженный артист России Игорь Марычев. У него и, правда, много неудобств: инвалидная коляска, которую вот-вот опрокинут бешеные женщины, откровенно шутовской грим. Но все это не мешает артисту Марычеву к финалу достичь пафоса практически Акакия Акакиевича.

Нелегкой задачкой показалась роль барышни на выданье, карты в игре своей матери, продолжательнице актерской династии Лазаревых – Полине.

Артисты, шутя, называют мировидение режиссера Екатерины Гранитовой «жестоко-оптимистическим». И, действительно, дала спектаклю подзаголовок - «вещичка голубиного незлобия и замечательной невинности», а поставила сатирическую драму о «русской мечте» с хеппи-эндом.