20.11.2014 | 10:49

Средневековая драма в камерном пространстве

В Петербурге, в Михайловском театре готовятся открыть новую страницу театральной жизни оперы Верди «Трубадур». Режиссёром спектакля выступил многократный лауреат премии «Золотая Маска» Дмитрий Черняков. Он известен своими провокационными интерпретациями оперной классики. Теперь Черняков перенёс на сцену Михайловского свою постановку, которую создал два года назад для Королевской оперы Бельгии Ла Монне. Тогда спектакль стал для Европы настоящей сенсацией. На генеральной репетиции «Трубадура» в Михайловском побывали корреспонденты «Новостей культуры».

«Трубадур» – одна из самых мрачных и кровавых историй Средневековья. Всё в ней есть: сглаз цыганки, убийство, возмездие, яды, привидение... Автор либретто – и тот умер еще в процессе создания оперы. Сюжет «Трубадура» настолько запутан, что по легенде в одном из итальянских ресторанов уже полтора века хранится бутылка вина, которая достанется тому, кто сможет внятно его пересказать.

У Дмитрия Чернякова – как всегда – всё будет по-другому. И опера начнется с тишины в течение почти десяти минут. Главные герои, словно мушкетеры, встретятся 20 лет спустя, и не в замке, а в современном доме. Вместо доспехов и туник – стиль casual. Всего их пятеро, но словно десять негритят, они окажутся, изолированы от внешнего мира для того, чтобы стать участниками психологической пытки. Черняков – известный, если не сказать скандальный мастер интерпретации классики.

«Мы не показываем современную жизнь, – говорит режиссер, – здесь нет такого – как же сказать – осовременивания в том смысле, что признаки окружающей реальности пришли на сцену, потому что всё сконцентрировано до крупного плана, как говорят в кино. Глаза, взгляд, дыхание, эмоции, морщины».

По сути, на сцене происходит сеанс психоанализа каждого из героев. Все они связаны страшной тайной. И каждый рассказывают свою версию событий 20-летней давности. Новатор из России Черняков требует от оперных певцов психологизма драматических актеров.

«Он обожает задавать вопросы певцам, вовлекая их в процесс, спрашивая, а почему ты сделал вот так, а не иначе. – рассказывает исполнитель партии графа Ди Луна Скотт Хендрикс, – И мне нравится такой подход».

Кроме американца Хендрикса, который участвовал в первой версии спектакля в Брюсселе, в психологической пятерке Чернякова – артисты из Польши, Венгрии, Италии и одна россиянка Татьяна РЯгузова, солистка Михайловского театра.

«Окончательное решение о постановке было принято не так давно, а у всех свои контракты, чтобы еще устроило всех, пришлось поискать, но мы нашли», – говорит музыкальный руководитель и главный дирижёр Михайловского театра Михаил Татарников.

И, наконец, декорации – да, те же, что и в Брюсселе. Но удивительно, что в Михайловском театре они смотрятся даже лучше.

«Объемы зала, объемы декораций хорошо сочетаются, мне нравится, как они выглядят здесь, – отмечает Дмитрий Черняков. – Когда в первый раз увидел, я был даже обрадован. Я всегда боюсь переносов, когда спектакль тиражируется, что-то теряется. Почти всегда со мной это происходило, в этот раз это не произошло».

Будет ли это полная реплика спектакля в Брюсселе? Едва ли. Артисты говорят, что ищут разницу в полутонах, да и сам спектакль готовила русская команда. А публика в Петербурге еще неизвестно, как примет. Хотя, как сказал Скотт Хендрикс, вы же выросли на Достоевском, значит, примете и эту оперу в жанре психологического триллера.

Новости культуры