17.11.2014 | 10:30

"Тотальная инсталляция" Андрея Красулина

У юбилейной выставки художника Андрея Красулина, которая открылась в Музее архитектуры имени Щусева, – говорящее название. «Место присутствия» или – иными словами – место пребывания художника. А где он проводит большую часть жизни? Конечно, в мастерской. Именно её обстановку и атмосферу воспроизводит выставка, которую заполняют живопись, скульптура, графика, объекты, фото- и видеоматериалы, – всё вместе – «тотальная инсталляция». 

Оказавшись в пространстве флигеля «Руины», поначалу трудно понять, что здесь происходит: кажется, что ремонт или стройка. На самом деле – выставка, а ощущение такое, будто её монтаж только начался. Но нет – это законченный проект, тотальная инсталляция куратора Николая Наседкина, друга Андрея Красулина. Художник предоставил ему карт–бланш по созданию юбилейной экспозиции. Сам флигель «Руины» задал концепцию – передать атмосферу мастерской художника. 

«Задача – оживить эти вещи. А чтобы их оживить, нужно взять максимально все. Я не знал, как все пойдет: то есть были основные концепции такие, что изначально это память. Вот синодики. Они будут прорастать как память об умерших. Тут много сакральных смыслов», – рассказывает куратор выставки Николай Наседкин.

Ни одной готовой работы, а уж тем более, известной, которые и принято показывать на ретроспективных выставках. Куча хлама, старых ненужных вещей – с ними обычно работает Красулин. Они, как еще не сгруппированные атомы, не сложившиеся в концепции обрывки мыслей. Задача – показать непрерывный процесс создания, жизнь мастерской художника.

«Воспроизвести мастерскую невозможно, даже задачи такой не было. Она воспроизводится ежедневно живыми движениями, стоит неделю не побыть – это уже другое место, и его нужно снова обживать, приручать, гладить, извиняться», – объясняет Андрей Красулин.

Людмила Улицкая, жена Андрея Красулина, называет себя его последовательницей, она разделяет взгляд мужп на мир и искусство. Это он научил ее бережному отношению к материи, которая скрывает в себе пласты невидимого, неосязаемого.

«В кругу наших друзей мы одни из немногих, кто ставит заплатки на одежду. Мы любим старую одежду, потому что это все оболочки нашей жизни, как мистики считают, что существуют ауры, слои, которые окутывают живое существо. Вот также вещи, к которым он прикасается, тоже отражают его сущность», – говорит писатель Людмила Улицкая.

Сейчас в мастерской художника непривычно пусто – очень немногое после этой выставки вернется обратно на свои места. С этими вещами Красулин готов навсегда попрощаться, они – так и не превращенные в искусство – сыграли свою роль, передали движение мысли, дух его мастерской, которая, порой, способна рассказать о художнике намного больше, чем его работы.

Новости культуры