20.05.2011 | 12:01

Презентация двухтомника избранных произведений Твардовского

Поэт от природы, которому было тесно в казенных рамках социалистического реализма, Александр Твардовский просто и правдиво рассказывал о жизни. В его стихах не встретишь фальшивого слова или неверной интонации. Специалисты замечают, что именно сейчас творческое наследие Александра Трифоновича начинают осмысливать заново. 19 мая в Музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе прошла презентация двухтомника избранных произведений Твардовского. Рассказывают «Новости культуры».

 

Чтить павших не только в дни знаменательных дат: жизненное кредо Александра Твардовского. Поэтому вечер, ему посвященный, начали именно так – с возложения цветов. Только потом говорили о самой поэзии, представили новый двухтомник и, конечно, читали стихи.

Никита Михалков признается: сначала познакомился с самим Твардовским, уже потом с его поэзией. Вспоминает, как Александр Трифонович бывал в их доме. С такими приятными манерами, так просто одетый: в этом скромном человеке трудно было признать известного поэта.

«Вот «Василий Теркин» – это, на мой взгляд, соединение Пушкина в «Евгении Онегине» и Моцарта, потому что, как у Моцарта ты не можешь абсолютно угадать следующий поворот в любой его симфонии; также, как и в Пушкине, ничего близко к этому не было написано», - отмечает народный артист России Никита Михалков.

В шестидесятые Сергея Михалкова и Александра Твардовского так и хотели столкнуть друг с другом. Оба работали над новой редакцией гимна. Твардовский вместе Георгием Свиридовым создал свой вариант. Писал о «земле родной» и бесконечной любви к ней, поэтому, наверное, ни разу не упомянул слов «борьба» и «Советский Союз». Партруководство эту внеисторическую лирику не приняло, оставило гимн Михалкова-Александрова. Но отношения двух поэтов не испортились. В мае 60-го Твардовский получил это письмо. В нем Михалков с восторгом отзывался о поэме «За далью даль».

«Ни о каком соперничество тут речи нет. Сергей Владимирович Михалков очень высоко оценивал поэзию Твардовского, и из его воспоминаний это видно, но жизнь развела: у них оказались разные, я бы сказала так, идейные позиции», - говорит дочь А. Твардовского, доктор исторических наук Валентина Твардовская.

Поэзия Твардовского до сих пор покоряет какой-то невероятной легкостью. Кажется, понять ее может любой школьник, но вот прочувствовать до конца – считают критики, дано не каждому.

«Меня совершенно пленила девочка, которая написала, что лучшее, что она знает из «Теркина» – это смерти воина. Это глава трагическая, которую никогда особенно у нас не афишировали, и то, что девочка сама докопалась, значит, захотят слушать», - считает литературный критик, составитель двухтомника «Избранное» Андрей Турков.

Не только слушать, но и перечитывать. Хотя сам Твардовский считал: главную книгу своей жизни так и не написал: автобиографический роман, о котором мечтал много лет, - остались лишь наброски в дневниках поэта.