14.11.2014 | 09:59

Новая жизнь деревянного особняка в стиле модерн

В Петербурге приступили к реставрации знаменитого деревянного особняка на Большой Пушкарской улице, признанного памятником регионального значения. Возведённый в начале XIX века, спустя столетие он был перестроен в стиле модерн. Реставраторам предстоит огромная работа. Изрядно повреждены фасад и фундамент здания. Специалисты перебирают брус за брусом, пытаясь вылечить дерево. По окончании работ особняк передадут Академии танца Бориса Эйфмана.

Особняк на Большой Пушкарской пережил не одну перестройку – в прямом смысле слова. Но, пожалуй, впервые строители настолько бережно подошли к своей работе.

«На самом деле, для нас, как для строителей, это не очень хорошо, вот реставраторы этому рады, – отмечает директор по строительству компании-подрядчика Дмитрий Михайлов. – Достаточно подняться на крышу и можно увидеть, что идет бурьба буквально за каждый кусок кровли. С девятиметровой балки выпиливается 20-30 сантиметров и происходит его лечение. То есть не дают лишнего ничего отрезать».

Изначально здание принадлежало действительному статскому советнику Греффу. Имя архитектора, по проекту которого в этом квартале и был возведен дом с мезонином в классическом стиле, не известно. В середине XIX столетия особняком владели уже другие люди. Тогда же со стороны сада появилось деревянное крыльцо. На рубеже веков дом перешел Юлии Добберт, супруге доктора медицины. Именно для нее дом и был перестроен в стиле модерн. Мезонин и крыльцо разобрали, а высоту крыши увеличили, увенчав ее башенкой. В таком виде здание и сохранилось до наших дней.

«Если бы дом эксплуатировался правильно, то, я думаю, мы бы его сейчас не реконструировали, – считает технический директор строительно-реставрационной компании Михаил Алексеев. – Правильно – это значит надо за ним следить. Руки нужны. Должен кто-то обслуживать, смотреть, регулировать процессы все, не затыкать вентиляционные отверстия. Много таких вещей, которые надо делать постоянно».

В мастерской пытаются сохранить наследие Августа Рейнберга. Именно этот рижский архитектор работал над фасадом и интерьерами дома Добберт. Реставраторы отмечают его исключительный вкус. И тщательный подход к выбору материалов.

Дом был сооружен из сосны. Практически полностью. Дерево сохранилось хорошо. Особенно внутреннее убранство. Двери и окна требуют лишь частичного вмешательства. Их очищают, а сгнившие элементы заменяют на новые. Затем отполируют и покроют краской. Пока, правда, спорят насчет цвета.

«Вроде бы и белые они были изначально, белая отделка была, а есть мнение, что они были так называемый декор под дерево, под ценные породы, – говорит Михаил Алексеев. – Было такое в конце XIX века, художники расписывали двери именно под дуб и другие ценные породы дерева».

Влажный петербургский климат пощадил и металлический декор здания. Кованые решетки и букет цветов, который украшал башню. Хорошо знакомая каждому жителю Петроградской стороны ажурная паутина тоже в приличном состоянии, говорят реставраторы.

«Она сохранилась в более-менее приличном состоянии, – отмечает президент реставрационной компании Александр Гринцевич. – Но все равно требуется реставрация, потому что, во-первых, видите, коррозия присутствует, практически утрачен покрасочный слой, который защищает металл, черный металл от атмосферных явлений».

Гораздо меньше повезло фасаду здания. Часть стены прогнила лишь потому, что предыдущие владельцы вовремя не устранили протечку. Фундамент тоже необходимо укреплять.

«Что у нас дополнительно выявлено – слабости фундамента, гораздо больше поврежденных элементов деревянного бруса, тоже очень большие потери, – поясняет Дмитрий Михайлов. – То есть, нет ни одного раздела, который бы шел как по плану. В этом беда».

А вот за сохранность интерьеров реставраторы благодарны владельцам. В советское время в особняке располагалась сначала фабрика «Светоч», затем дошкольное учреждение для детей ее сотрудников. Мебель по большей части, конечно, была утрачена, а вот лепнина, фрагменты паркета и даже роспись на стенах – уцелели. Их просто закрасили масляной краской. Правда, сейчас парадный зал больше напоминает место перестрелки. Но эти отверстия в стЕнах и на потолке, объясняют архитекторы, в дальнейшем помогут сохранить исторический слой штукатурки.

«При замене балок перекрытия возникают большие динамические нагрузки, поэтому нужно, чтобы штукатурка не обрушилась, очень тонкий декор, мы сохраняем таким образом штукатурный слой», – уточняет архитектор-реставратор Анна Карасева.

Сохранят по максимуму все, что было создано по проекту архитектора Рейнберга в XIX веке. И даже лифт для подачи пищи. Его случайно обнаружили во время реставрации здания. До конца ноября обещают перебрать все брусья, закончить работы на кровле и вставить окна. Дом должен пережить зиму в так называемом теплом контуре. Все работы ведутся под контролем двух комитетов Смольного. Ведь особняк Добберт – памятник регионального значения. К августу следующего года этот образец деревянного зодчества обретет нового хозяина. Здесь разместится медиатека Академии танца Бориса Эйфмана.

Новости культуры