11.11.2014 | 10:29

Третьяковка готовит выставку "Георгий Костаки. Выезд из СССР разрешить"

Государственная Третьяковская галерея готовит к открытию выставку «Георгий Костаки. Выезд из СССР разрешить», которая организована при поддержке банка ВТБ. Она посвящена 100–летию со дня рождения знаменитого коллекционера, москвича греческого происхождения. Один из крупнейших коллекционеров XX века Георгий Костаки собирал искусство, находившееся под идеологическим запретом. Его коллекция картин русского авангарда насчитывает около двух тысяч работ. Со временем у Костаки возникли проблемы с советской властью, и он был вынужден навсегда покинуть Союз, подарив часть своей коллекции Третьяковской галерее.

Зрители должны сразу забыть, что вошли в музей, они – в гостях в квартире Георгия Костаки. Сразу у входа – фотографии его домашней обстановки. За таким обилием картин другие детали интерьера заметны не сразу. «Мои дети не любят темноты!» – говорил о полотнах Костаки. Посмотреть на сверхконцентрацию шедевров русского авангарда в одной квартире – приходили многие – от Святослава Рихтера до Эдварда Кеннеди.

«Его квартира была совершенно новым пространством, незнакомым. Люди, которые поднимались в многоэтажный дом на окраине Москвы, проспект Вернадского тогда был окраиной, открывали двери и видели белые стены, то, чего никогда не было: никаких обоев, яркие работы, которые висят плотной шпалерной подвеской. Никаких примет мещанского быта», – рассказывает куратор выставки Любовь Пчелкина.

Эту свободу, экспрессию коллекционера кураторы решили сохранить максимально. Предметы будут расположены не хаотично, конечно, но без строгих градаций на периоды и направления в искусстве. Прямо по центру – хиты коллекции Костаки – «Портрет Матюшина» Малевича, «Первая симфония Шостаковича» Филонова, и несколько работ Любови Поповой – те самые, которыми ее родные закрыли оконный проем на даче. Георгий Костаки обменял их на листы фанеры. Таких историй – о том, как картины русских авангардистов хранили в чуланах, использовали в качестве стола или стула, а Георгий Костаки их спасал, – очень много.

«В это сложное время предоттепели он был одним из первых, кто начинал размораживать культуру. Тяжело представить, что человек, не получивший даже среднего образования - ему удалось окончить только семилетку - обладал природным даром, способностью к обучению и чувством нового, для того, чтобы находить, рисковать, и из того, что попадало в его руки, делать шедевры, сенсации», – добавляет куратор выставки Любовь Пчелкина.

Над ним смеялись, говорили, что копит мусор, а он продолжал собирать. Георгий Костаки вытаскивал из небытия и забвения Клюна, Родченко, Редько, Эндер. Многие работы на этой выставке будут представлены впервые. К примеру, – Петров–Водкин «В трамвае». По соседству с русским авангардом – древнерусские иконы. Неслучайно. Костаки в детстве был служкой в церкви. Сюрпризов в этой его «музейной квартире» будет еще много. Один из них – работы кисти самого коллекционера.

«В основном он писал пейзажи, иногда даже называл их фантазиями, потому что делал их не с натуры, писал, будучи, например, в Италии. Писал фантазийные сюжеты, но все практически называл "Россия". Россия, а дальше сюжет, например – "Россия. Пасха", "Россия. Пейзаж", "Россия. Служба в церкви"», – говорит куратор выставки Ирина Пронина.

И снова фотография – Георгий Костаки с женой в квартире на Вернадского. Стены голые, по углам – всего несколько работ. В 1977 коллекционер был вынужден уехать в Грецию. Свое собрание он разделил на две неравные части – немного взял себе на память, остальное подарил стране, которую оставлял. О том, как это было, расскажут рассекреченные всего три года назад документы. Эта выставка – почти полное воссоединение богатства Костаки. Все, что не удалось найти, привезти и выставить – покажут в мультимедийном блоке.

 

Новости культуры