06.11.2014 | 11:08

Музыкальный театр имени Станиславского готовит премьеру балета Ноймайера

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко готовится представить премьеру нового балета Джона Ноймайера. Знаменитый хореограф внимательно перечитал пушкинского «Онегина» и обнаружил, что главный герой романа – совсем не Евгений. Балет «Татьяна» московская публика увидит уже завтра.

На эту пресс-конференцию Джон Ноймайер проходит через выставку – здесь фотографии – хроники семилетнего сотрудничества хореографа и театра Станиславского и Немировича-Данченко, начавшегося с «Чайки» и «Русалочки» и перешедшего к пушкинской «Татьяне».

«Оглядываясь назад, я испытываю нежные чувства к тому, что я сделал. Сейчас я открываю вещи, которых раньше не замечал. Например, делая "Чайку", я не предполагал, что поза танцовщиц и линии декораций образуют квадрат. Оглядываясь назад, я понимаю, что творил ощущениями, сейчас настало время рациональных решений», – уверен хореограф Джон Ноймайер.

Ноймайер, видел пять оперных версий «Онегина». Пятьдесят лет назад был на премьере балета Джона Крэнка. Но к своей «Татьяне» пришел только в этом году – летом. После премьеры в Гамбурге хореограф переключился на Москву.

«"Онегин", написанный Пушкиным, часть русских генов. Но это не только энциклопедия русской жизни, это достояние мировой литературы. А потому я посчитал вправе не пересказывать тринадцать глав романа, а рассказать о своем впечатлении. Я сознательно ушел от Чайковского, мне нужна была новая музыкальная партитура, которую написала Лера Ауэрбах», – рассказывает Джон Ноймайер.

Артисты и музыканты по пять часов разбирали музыкальную партитуру, хотя в театре это уже третий спектакль на музыку Ауэрбах. Даже на генеральном прогоне Ноймайер говорит не только о темпах с Феликсом Коробовым.

«Для Джона важны чувства и эмоции. Здесь важно, чтобы танец и музыка были вместе», – убежден главный дирижер Феликс Коробов.

Кажется, что Ноймайер, не только досконально знает весь роман Пушкина, он даже читал книги, которые любила Татьяна. Хореограф воплотил на сцене все ее сны и страхи.

Диана Вишнева, прима Мариинского, в этот проект пришла сама. Судьбу Татьяны, кажется, пропустила через себя. Говорит, никогда еще ее героиня не была такой одинокой. «Я считаю, что это даже не балетный, это очень одинокий спектакль», – говорит Диана Вишнева.

Ноймайер не только написал либретто – он художник спектакля. Одел героев в костюмы советской эпохи, создал на сцене тусклый, серый мир, чтобы спровоцировать свою героиню вырваться из него.

Ноймайер настолько полюбил Татьяну, что даже балет назвал ее именем. Дмитрий Соболевский – Онегин – не в претензии, хотя до сих пор со своим героем не в ладах. «Онегина, эту холодность, безразличие надо сыграть. Это тяжело», – признается Дмитрий Соболевский.

Эту Татьяну в театре ждали три года. И хотя это пока генеральный прогон – публика ужу устроила овации.

Впереди – премьера, которую готовили четыре – те самые Татьяны.


Новости культуры 

Читайте также: 

Новый балет Джона Ноймайера. Репетиции в Театре Станиславского