30.10.2014 | 15:50

Не стало Ильи Рутберга

Не стало Ильи Рутберга. Заслуженный деятель искусств скончался в Москве на 83-м году жизни. Искусство пантомимы, которому этот артист посвятил всю жизнь, за свою многовековую историю прошло длинный путь – от площадного  к элитарному, в лучших его образцах. Мимы редко достигают массовой популярности, но есть вещи важнее, чем узнаваемость в толпе. Принято повторять, вслед за Экзюпери, что «самого главного глазами не увидишь». Илья Рутберг мог бы продолжить расхожую цитату – «для самого главного – часто и слова не нужны». 

Илью Рутберга, казалось, знала вся страна. А ведь у него почти не было главных ролей, глянцевой внешности. Но вот, что, действительно, было в его нескладных, смешных героях, мелькавших в эпизодах, так это бездна обаяния.

Он стремительно попал из физиков в лирики. В энергетическом институте, где Рутбергу пророчили блестящую карьеру, неистощимый на выдумки студент не только блистал в капустниках – заболел пантомимой настолько, что создал студенческий театр эстрадного мастерства – знаменитый СТЭМ. Когда на гастроли в Советский Союз приехал легендарный Марсель Марсо, Рутберг поразил великого мима своей одержимостью пантомимой настолько, что они стали друзьями. Потом в России Рутберга даже стали называть – наш Марсель Марсо. Умение перевоплощаться почти без слов – фирменный знак. Елена Санаева вспоминает его дирижера в «Айболите 66» как самого яркого персонажа фильма.

«Он вложил своим искусством ноту нежности, элегантности, воздушности, играя роль дирижера вот этого вымышленного оркестра. Оркестра добра, оркестра сочувствия», – говорит заслуженная артистка РСФСР Елена Санаева.

Илья Рутберг не только создал первый в России коллектив пантомимы. Разработал свою методику, искусно применяя знания о физических законах и первоосновах движения. В конце 50-х вместе с Альбертом Аксельродом и Марком Розовским создал «Наш дом» – театральную студию при МГУ. Десять лет она была на слуху у всех. Даже «Нью-Йорк Таймс» написала о смелых театральных экспериментах.

«Илья мыслил закидонами. Такие невыполнимые театральные идеи. Во всяком случае, нам они казались невыполнимыми, но потом вдруг он начинал репетировать и демонстрировал практическое осуществление этих закидонов. И это меня поражало», - вспоминает худрук театра «У Никитских ворот», народный артист России Марк Розовский.

«Он никогда не вылезал на первый план, никогда не кичился своими успехами, хотя они были, несомненно. Однажды он мне в шутку сказал: “Я теперь профессор во всех институтах, куда меня не принимали в молодости”», – рассказывает киновед Армен Медведев.

Дипломированный физик семь раз поступал в театральные вузы и с треском вылетал. Только в 66-м 34-летний Рутберг закончил Гитис. И началась его история в кино. Около 80 фильмов. «Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен», «Не ждали, не гадали», «На Верхней Масловке».

Главных ролей было немного, в основном эпизоды, но это не смущало актера. Рутберг сочинял и прописывал их – ведь он был мастером импровизации.

«Он меня учил фиксировать позу, правильно располагать свое тело на сцене, используя психологический жест. Я уверен, что Илья Рутберг должен был бы быть суперстар советской эстрады, потому что он – начало советской пантомимы, он – начало свободолюбивых студенческих театров», – вспоминает народный артист России Александр Филиппенко.

Он успевал, и сниматься в кино, ставил спектакли во многих столичных театрах, писал книги, заведовал единственной в мире кафедрой пантомимы и пластической культуры. Был человеком, в котором всегда гениально сочетались и физика, и лирика.

Прощание с актером состоится 3 ноября, в понедельник, в Доме актера, в 11 часов.

Новости культуры 

Читайте также:

Ушел из жизни Илья Рутберг

Скончался актер театра и кино Илья Рутберг

Прощание с Ильей Рутбергом пройдет 3 ноября