28.10.2014 | 19:12

В Большом театре Варшавы премьера – "Венецианский купец" Чайковского

По приглашению польского Института имени Адама Мицкевича съёмочная группа «Новостей культуры» побывала в Варшаве. Там состоялось знаковое для польской культуры событие – премьера неоконченной оперы «Венецианский купец» польско-британского композитора Анджея Чайковского. Опера была почти завершена, в оркестровке не хватало всего пары десятков тактов. Но премьеры в родном отечестве после смерти автора «Венецианский купец» ждал тридцать лет. 

Есть на свете и те, для кого Варшава – это, в первую очередь, родина Анджея Чайковского. Пианист-вундеркинд, композитор. Еврей, гомосексуалист, иммигрант. Сложный, трагический. До сих пор недооцененный. Варшавский Большой театр  готовится к премьере единственного произведения Чайковского – опере «Венецианский купец».

«Анджей Чайковский – это легенда в польской культуре. В артистической среде вокруг этого имени настоящий ажиотаж. Однако широкой польской публике он почти неизвестен. Так что это не просто премьера. Это приветствие того, кого уже нет на свете – и все же он, наконец, возвращается домой», – говорит директор Большого театра Варшавы Вальдемар Домбровский.

Биография Анджея Чайковского рифмуется с историей Варшавы. Польская столица во время Второй Мировой была разрушена. Позже – старый город детально восстановлен. Чайковский едва выжил, потом был в забвении. Его настоящего имени практически никто не помнит.

Варшавское гетто было полностью уничтожено в 1943-м. Чтобы вызволить оттуда внука Роберта Анджея Краутхаммера, его бабушка использовала поддельные документы. Выбрала фамилию своего любимого композитора – Петра Ильича Чайковского. Фамилию, спасшую его во время войны, Анджей сохранил на всю жизнь.

В польской культуре вообще важный мотив – сопротивление, освобождение. Музей Варшавского восстания – феноменально посещаемая площадка.

«Кошмар жизни в гетто – это голод, нищета, отсутствие лекарств, люди, проживающие в условиях как для животных. Группу за группой – их увозили в лагеря смерти. И эти измученные восставшие люди в 1943-м вряд ли надеялись победить врага. Их борьба – это скорее высокое желание самим выбрать себе смерть. И потом, в 1944-м некоторые из героев восстания Гетто участвовали в Варшавском восстании, продолжая борьбу с немцами», – рассказывает эксперт Музея Варшавского восстания Лена Домбковска-Чихоцка.

У Анджея Чайковского всю жизнь была своя борьба. Кипы писем – 20-летняя переписка с подругой Анитой Яновской. Он писал ей в Польшу с Запада, Чайковский принял британское гражданство. В этих строках – его ирония, его боль, его надежда. Анита издала письма. Книга стала бестселлером. Она называется «Мой дьявол-хранитель».

«Гений, изгой, человек не из этого мира. Всем чужой. В одном из писем он использует этот образ – дьявол-хранитель. Обладая блестящим чувством юмора, он жил в постоянной грусти. Анджей хорошо знал, что у него большой талант, но вместе с тем он был мучеником, заложником своих комплексов. Он встречал много презрения, неуважения. И это отразилось в его музыке», – вспоминает писательница Анита Яновская.

Для своей оперы Анджей Чайковский хотел найти историю, в которой ключевую роль играет  еврей. При этом он хотел писать по Шекспиру, которого обожал. Так что остановился на «Венецианском купце». Правда, в этом классическом тексте главный герой – еврей Шейлок – отрицательный персонаж. У Чайковского свои акценты, свои точки над «i».

Шекспировский жестокий и алчный Шейлок – у Чайковского герой, которого все ненавидят, несправедливо судят и насильно крестят. Варшавскую постановку готовила интернациональная команда. В их версии роль Шейлока исполняет темнокожий артист.

«Я считаю пригласить темнокожего артиста на роль Шейлока – гениальная идея. В мире ведь до сих пор существует преследование евреев. Одновременно есть дискриминация темнокожих. В США отношения белых и черных – до сих пор большая проблема. Так что я – идеальный исполнитель для этой партии. Потому что я по-настоящему понимаю, что такое преследование», – поясняет певец Лестер Линч.

В музыке Анджея Чайковского много надрыва. Классический пианист – он был человеком авангардного мышления. Писал и играл совершенно разное – еще одно трагическое противоречие, которое можно услышать, ощутить.

«Как композитор он, безусловно, выдающийся – со своим собственным, оригинальным музыкальным мышлением. Его гармонический язык чрезвычайно интересен. Он в значительной степени атонален, но дает много отсылок и к тональной музыке. Но без стилизаций, без имитаций. Он создает свой собственный мир», – считает дирижер Лионель Френд.

Опера останется в репертуаре варшавского Большого театра. Есть планы показать ее и в России. Тут надеются, что польский Чайковский получит признание и на родине композитора, чье имя спасло ему жизнь.

Новости культуры