22.10.2014 | 11:09

Мультимедиа Арт музей представляет ретроспективу Юрия Еремина

Мультимедиа Арт Музей представляет произведения выдающегося российского фотохудожника Юрия Ерёмина. Он был пикториалистом (от английского «pictorial» - живописный) и успел завоевать мировую славу до октябрьской революции. А после, несмотря на золотую медаль международной фотовыставки в Ницце 1907 года, несмотря на то, что его продолжали приглашать за рубеж, в качестве советского фотографа он был уже не так успешен. На его родине пикториализм не одобряли. Сам Александр Родченко критиковал это направление. Рассказывают «Новости культуры».

Мало кто знает, но, прежде чем взять в руки фотокамеру, Юрий Еремин успел поработать учителем и даже шахтёром. В 22 года он переехал в Москву и через несколько лет столичной жизни увлекся фотографией. Большое влияние на Еремина оказали иконописцы – эти впечатления из детства. А в 28 он вместе с супругой отправился путешествовать по Европе: фотографировал и изучал полотна великих итальянских и французских мастеров. В то время, когда Европа обращается к другим жанрам, в России пикториализм, который стремился приблизить фотографию к живописи, обретает второе дыхание. Но ненадолго. С революцией приходят новые течения, новая идеология. Но круг пикториалистов ими не был очарован – они продолжали работать с пейзажами, ню и жанровыми сценками.

«Это было сопротивление без манифестаций, без обмена жесткими манифестами, – говорит директор Мультимедиа Арт музея Ольга Свиблова. – Скорее, их атакуют модернисты, когда идет речь об эстетической части, они просто придерживаются своей линии».

Но в середине 30-х, когда единственным методом отображения действительности был провозглашен соцреализм, пикториалистов начинают потихоньку душить. Сначала едкими заметками в прессе, про одну из фоторабот Еремина, например, написали: «При вашей луне ни один комсомолец не рискнет целоваться… страшно всё это». И уже скоро пикториализм заклеймят как «буржуазную, мешающую своим упадническим настроением тургеневщину». Моральная травля переходит в репрессии. Так, под предлогом распространения порнографии, то есть попросту «ню», в лагеря отправляют соратника Ерёмина – Александра Гринберга, с которым, к слову, они работали и по фотоувеличению портретов Ленина и Сталина для украшения фасадов зданий к первомайскому празднику.

«Еремин выжил, потому что работал в Обществе охраны памятников, – поясняет Ольга Свиблова, – он снял очень много и сохранил уникальные памятники и Москвы, и Петербурга, и Крыма, и Грузии, но его серия «Старая Москва» – это то, за что он получил больше всего медалей на всех международных выставках.

И хотя Еремина лишили возможности выставляться, он до конца своих дней оставался верен пикториализму. Закрывшись в ванной комнате, фотохудожник продолжал тайно делать отпечатки в миниатюрном формате, понимая, что каждый из снимков мог стать уликой, достаточной для ареста. Его это не сильно пугало: главным для Еремина было сохранить свои эстетические идеалы, свою картину мира.

Новости культуры