21.10.2014 | 18:40

Международный симпозиум "Музыкальная карта мира" открылся в столице

В столице проходит международный симпозиум «Музыкальная карта мира». Его впервые проводит Московская консерватория, которая уже более трёх десятков лет развивает научно-учебное направление под названием «Музыкальные культуры мира». На симпозиум приехали представители разных стран и культур, включая латиноамериканские, ближне- и дальневосточные. Научные доклады иллюстрированы живой музыкой. Ярким событием стал показ в театре «Сфера» одной из древнейших мистерий Ирана. Рассказывают «Новости культуры».

На сцене практически нет декораций, тусклый свет. Артисты подчеркнуто, пронзительно грустны. Это тазийе – буквально «оплакивание», траур – средневековая иранская мистерия.

Как вид сценического искусства тазийе возник в Иране в десятом веке. Сюжеты основаны на событиях сражения внука пророка Мухаммеда –  имама Хосейна, с воинами халифа Йазида, который отошел от пути истинного Ислама и стал тираном. Раньше эти сцены ежегодно разыгрывались только под открытым небом, а с конца XVIII века специально для тазийе начали строить театры.

«Это единственное театральное действие в исламском мире, которое имеет такие древнейшие корни в нашей культуре. Поскольку это как ритуальное действо до сих пор сохраняется, это имеет огромное значение», – говорит исполнитель классического иранского аваза Хосейн Нуршарг.

Разгадать сюжет не так просто. Мистерия соткана из символов и знаков. Зеленый – цвет надежды, веры, Ислама – у положительных героев, в красное – цвет крови – одеты сторонники тирана Йазида.

«Здесь все имеет символическое значение. Например, взгляд сквозь пальцы — предвидение будущего. Если человек делает один круг по сцене, значит он перешел из одного города в другой. А вот таз с водой – это река Фората», – поясняет художественный руководитель труппы Мухаммад Бахши Нийо.

Тазийе – явление уникальное. На сцене – исключительно мужчины. Режиссера у представления нет, есть так называемые художественные руководители оплакивания. Нет и постоянной труппы. Артисты и музыканты здесь не профессиональные. К примеру, Мухамад Бахши Нийо – таксист. Остальные – врачи, учителя, рабочие.

«Тазийе не преподают в учебных заведениях. Это искусство передается только из поколения в поколение. Я этому учусь уже с 5 лет. Сначала играл детей, затем подростков, теперь – стариков», – рассказывает исполнитель главной роли Мухаммад Жезаи Сефидапи.

Этот иранский синтез речитатива, вокала и инструментальной музыки оказал огромное влияние на европейский театр XX века. Особенно на режиссерские эксперименты Питера Брука и концепцию «бедного театра» Ежи Гротовского. В 2010 году тазийе внесли в Список мирового культурного наследия ЮНЕСКО.

Новости культуры