27.05.2011 | 23:33

На Чеховском фестивале - новая работа Ромео Кастеллуччи

Ромео Кастеллуччи – мастер шокировать почтенную театральную публику. И, естественно, он – один из гостей Чеховского фестиваля. Четыре дня на сцене столичного Театриума на Серпуховке Кастеллуччи будет обращать в свою веру. А верит он в то, что не столько зритель смотрит спектакль, сколько зрелище испытывает зрителя. Ромео Кастеллуччи любит создавать театральные произведения в нескольких томах. Привезенный в Москву спектакль – это первая часть «Проекта «Джей». Джей – начальная буква имени Иисуса Христа. Рассказывают «Новости культуры».  

«О концепции Лика Сына Божия». Название новой работы Ромео Кастеллуччи не обманывает: спектакль концептуален, спектакль теологичен, и основной его мотив - лик Христа. Кисти итальянского художника XV века Антонелло да Мессины.

«Я листал альбом Антонелло да Мессины и был поражен тем, что изображения Христа смотрят прямо в меня. Я верю, театр должен быть таким», - говорит Ромео Кастеллуччи.

Театр Кастеллуччи не только очень концептуален, но и очень материален. Вот его люди корпят над органической смесью. Ей предстоит залить белую сцену, на которой сын ухаживает за дряхлым отцом.

«Это было по-настоящему сложно: выполнять рутинные действия с ведрами, шваброй, памперсами, и при этом не сводить все к натурализму. Это так же сложно, как интерпретировать отношения Отца и Сына, не впадая ни в патетику, ни в гротеск», - отмечает актер Серджио Скарлателла (Италия).

Часовой спектакль на двух актеров и один образ построен на одном лаконичном приеме. Называется инверсия.

«Есть ряд ветхозаветных историй, где отец властен над сыном, распоряжается его жизнью, может принести в жертву. А здесь все наоборот: отец нуждается в сыне, шагу без него сделать не может. Этой инверсии - перевернутым отношениям отца и сына - соответствуют инверсия отношений зрителя и зрелища. Мой спектакль должен производить зрителя не того, который смотрит, а того, за которым смотрят», - объясняет режиссер  Ромео Кастеллуччи (Италия).

Кроме отчаянного желания превратить картину в зеркало, Ромео Кастелуччи славится отчаянным отношением к человеческой плоти - он выводит на сцену младенцев и дряхлых стариков не умиления ради, а испуга для. Чтобы зритель почувствовал, как неприятно быть человеком. Но все же, в качестве фона, на котором разыгрывается история человеческого распада, Кастелуччи выбрал не изображение да Мессины «Эссе Омо», где Христос - мученик с петлей на шее, а образ Христа Благословляющего. «Может, для кого-то мой спектакль выглядит провокацией, но на самом деле, это молитва», - повторяет Ромео Кастеллуччи.

Все материалы по теме>>>