27.05.2011 | 23:51

"Шинель" - дебют молодого режиссера Антона Коваленко

Особое свойство гоголевской «Шинели» - притягивать к себе режиссеров, будь то театр, кино или анимация. И если дерзкий, рискованный шаг сделан, рубикон перейден, то результат, как правило, оказывается достойным внимания. «Шинель» стала дебютом молодого режиссера Антона Коваленко в Москве - и сразу на сцене МХТ имени Чехова. Ответственность огромная, тем более, что в главной роли, Акакия Акакиевича Башмачкина, – Авангард Леонтьев, актер экстра-класса. Рассказывают «Новости культуры».

Перед премьерой Антон Коваленко проверяет каждую деталь. Мелочи не должны ускользать. Это не первая его встреча с Гоголем, но именно к «Шинели» он шел особенно долго и трудно. Только, когда начались переговоры с МХТ, понял, что именно здесь хотел бы воплотить свой замысел. Примерить на себя шинель с радостью согласился Авангард Леонтьев. Закипела трехмесячная работа.

«Увлекательно безумно. Я так увлекался, может быть, в самодеятельности, в 15 лет, - вспоминает народный артист России Авангард Леонтьев. - Как ее ставить, я не знал. У Башмачкина очень мало прямой речи. А Антон Коваленко знал. И поэтому его спектакль и не хрестоматийный, там нет иллюстративных сцен. И не скучный».

Хоть и был у Антона Коваленко замысел спектакля, и инсценировку он написал сам, в ходе работы многое изменилось. Актеры оценивают свое сотворчество с режиссером, как 50 на 50. Полностью преобразилась единственная женская роль. Юлии Чебаковой сначала предстояло играть «идею шинели». По мере погружения в спектакль из инфернального существа она обрела плоть и кровь конкретных персонажей.

«В программке написано - не "идея шинели", а жена Петровича, и она же хозяйка, которая сдает Акакию Акакиевичу комантушку. В общем, сострадательная женщина»., - объясняет актриса Юлия Чебакова.

Идею сострадания и любви Антон Коваленко поднимает до библейского уровня. Недаром, из уст хозяйки квартиры, изо всех сил души сострадающей Башмачкину, звучит первый псалом Давида: «Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, но о законе Господа размышляет и день, и ночь».

«Мы хотели рассказать историю группой. То есть здесь, несмотря на то, что существуют главные роли, существуют просто роли. В целом здесь нет второстепенных ролей. Шесть человек рассказывают одну историю, как один. И один без другого не мыслим. И вот это именно совместное рассказывание этой истории, мне кажется, принципиально отличает от всех предыдущих попыток», - говорит режиссер Антон Коваленко.

Разговор о маленьком человеке, который Гоголь начал почти двести лет назад, никогда не затихал в театре. За последнее время – это третья в Москве – после постановок в «Современнике» и Театре Российской армии – фантазия на тему «Шинели». В очень камерном спектакле Антон Коваленко рассказал необъятную историю о любви и сострадании к человеку, которых сейчас по-прежнему не хватает.