30.05.2011 | 11:07

В Доме актера прошел вечер памяти Романа Козака

«Театр – сердечное дело». Эти слова Романа Козака вспоминали на вечере его памяти. Выпускник Школы-студии МХАТ он вернулся в нее уже педагогом. Сам сыграл немало ролей в Московском Художественном театре: Моцарта в «Амадее», Треплева в «Чайке», Шервинского в «Днях Турбиных». Ставил на разных сценах, в том числе и за рубежом. И, наконец, возглавил московский театр имени Пушкина. Роман Козак торопился жить, как будто чувствовал, что судьба отмерила ему не так много времени. Рассказывают «Новости культуры».

Гостиная Центрального дома актера едва вмещала приглашенных. Здесь друзья и коллеги, те, кто хорошо знал Романа Козака, работал вместе с ним.

«Несмотря на то, что он был младше меня по возрасту, я его считаю своим учителем, он на меня очень влиял, – говорит художественный руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин. – Он меня образовывал, как-то очень точно направлял и ориентировал верно».

Он прошел путь от студийца до худрука, хотя об актерской профессии не помышлял. Учился в Институте связи. Жизнь резко изменилась, когда случайно увидел объявление о наборе в театр-студию «Человек». Потом поступил в Школу-студию МХАТ. Первый актерский успех пришел в 85-м, после выхода «Эмигрантов» по пьесе Мрожека, первый режиссерский – спустя два года. Спектакль «Чинзано» по пьесе Людмилы Петрушевской объехал почти весь мир.

«Мы ездили в разные страны и в моей жизни ничего более прекрасного не было, - вспоминает Людмила Петрушевская. - Невероятный драйв, который возникал в зале, когда люди уходили из театра вздрюченные, как будто из них шла энергия, а ничего не убавлялось. Вот это навсегда со мной останется».

Роман Козак ушел несправедливо рано, ему было 52, но как много успел. Основал собственный театр - «Пятую студию МХАТ», поставил более 30-ти спектаклей за рубежом, преподавал. Последние девять лет жизни посвятил Московскому театру Пушкина.

«У Ромы я, конечно, училась невероятному ритму жизни, какой-то жажде жизни, жажде работы, у него не было такого, что он не хотел что-то делать. Он одновременно хотел ставить несколько вещей», - говорит артистка Мария Брусникина.

«Он был Моцартом, – говорит режиссер Денис Евстигнеев. – Человеком, который откуда-то получал энергию, не мог ни секунды в себе держать и отдавал через актерство, режиссуру, преподавание».

Коллеги вспоминают: невероятно активный, полный творческих замыслов, несмотря на тяжелую болезнь, Роман Козак продолжал работать. Его последняя премьера состоялась в мае прошлого года. Спектакль «Бешеные деньги» по Островскому и сегодня с успехом идет на сцене Московского театра имени Пушкина.