15.10.2014 | 16:32

В Москве состоялись гастроли знаменитой труппы Пекинской оперы

В Москве состоялись гастроли знаменитой труппы Пекинской оперы. Национальная гордость Китая, внесенная ЮНЕСКО в список всемирного культурного наследия, посетила столицу в рамках мирового тура. Гастроли посвящены 120–летию выдающегося актера и реформатора Мэй Ланьфаня. В 30–е годы он побывал с гастролями в Японии, США и Советском Союзе. Сегодня труппу возглавляет его сын, который решил провезти коллектив практически по тому же маршруту. Рассказывают «Новости культуры». 

Труппа Пекинской оперы огромная – девяносто человек. У каждого свое амплуа. Иерархия жесткая – те, кто играет состоятельного, солидного героя, никогда не получат роль комедианта или бедняка. Статусность персонажа определяется гримом и деталями костюма. Двухметровые перья павлина и курицы – показатель богатства. «Головной убор украшается вышивкой, цветами, бусами, перьями. Весит иногда до десяти килограммов», – рассказывает актер Пекинской оперы Шал Мухан.

Грим сложный. Каждый гримируется сам. Красный, белый, черный – цвета мужчин. Белый, как ни странно, символ злодейства. «Цвет грима может многое рассказать о характере героя, – говорит актер Пекинской оперы Ма Шай. – Например, красный цвет – очень благородный. Черный – спорный. Но самые коварные персонажи всегда с кипенно–белым лицом. 

Пекинская опера уходит своими корнями в седьмой век. Современное лицо обрела двести лет назад. Даже сейчас в труппе не так много женщин, вначале они вообще не допускались на сцену – женские роли играли мужчины.

«В Пекинской опере существует традиция – делать яркий, насыщенный грим. Особенно мы выделяем глаза. Они должны быть выразительными у мужчин и у женщин. Иногда трудно определить, кто кого играет», – объясняет актер Пекинской оперы Мон Сенто. Актрисы, играя женщину–воина, надевают такой же костюм, как мужчины. Женские доспехи отличаются цветом и символикой – феникс вместо дракона, розовый и голубой вместо красного и синего. 

Все инструменты в оркестре – из глубины веков. Например, барабанам больше тысячи лет. Несмотря на внушительные размеры, большой барабан тангу уступает маленькому – пангу. Он задает тон, определяет ритм. Эта пустота внутри дает выход чистому, звонкому звуку.

Арху сделан из кожи змеи, конского волоса и бамбука. Напоминает экзотическую скрипку. «Я играю на арху больше десяти лет. Не самый сложный инструмент, но один из древних», – отмечает музыкант Чан Йе. 

Показанный в Москве спектакль «Му Гуйин принимает командование» – реальная история девушки, овладевшей боевыми искусствами и вставшей на защиту родины.

На заре существования Пекинской оперы в спектакле было 240 действий и шел он двенадцать часов. Сейчас – около четырех, но для многих и это испытание. Утрированные жесты, замедленные движения. Однако по яркости и национальной экзотике Пекинская опера не имеет себе равных.



Новости культуры 


Читайте также:

Пекинская опера привезла в Россию свои лучшие спектакли