13.10.2014 | 10:24

"Фантастическая симфония" Берлиоза прозвучала в Концертном зале Чайковского

Николай Луганский, Вадим Репин и Александр Князев. Имя каждого из них гарантированно привлекает публику, которая заполняет залы целиком, включая откидные места. А в минувшую пятницу в Концертном зале имени Чайковского был тот редкий случай, когда все трое вместе вышли на сцену. Это был вечер из цикла под названием «Великие инструментальные концерты». Звездное трио, фортепиано, скрипка, виолончель, исполнило Тройной концерт Бетховена. Звучала и «Фантастическая симфония» Берлиоза. За пультом Национального филармонического оркестра России – американский дирижер Роберт Тревиньо. Рассказывают «Новости культуры».

Гектора Берлиоза по масштабу дарования сравнивали с Рембрандтом и Микеланджело, но признания при жизни композитор не получил. Судя уже по одной его «Фантастической симфонии» – можно отчасти понять современников, которых отталкивала откровенность сюжета. Герой отравился опиумом и во сне присутствует на собственной смерти в окружении чудовищ, ведьм, колдунов.

«Берлиоз с одной стороны, выглядит чокнутым, сумасшедшим – судя по этому сюжету, – говорит Роберт Тревиньо, – но если вникнуть в то, о чем он говорит в «Фантастической симфонии», то можно его и оправдать и понять. Он рассказывает о любви, о том, что с ней происходит».

Метаморфозы этого чувства Роберту Тревиньо, видимо, так хорошо знакомы, что он бесконечно готов оправдывать и защищать Берлиоза. Называет его провидцем, предвестником авангардистов, заставившим звучать оркестр по-новому.

Это звучание искали многие, находили – единицы. Тройной концерт Бетховена в свое время стал прорывом. О том, чтобы вывести в концерте на одну сцену такие инструменты – многие композиторы и мечтать не могли.

«Состав – фортепиано, скрипка, виолончель – это необычный состав для концерта, есть еще у Мартину, и, пожалуй, сразу я не вспомню концертов с таким составом, концерт Бетховена – это эпохальное произведение», – говорит виолончелист Александр Князев.

Исполнение этого сочинения для Александра Князева еще и возможность играть на одной сцене с двумя друзьями сразу. С Вадимом Репиным и Николаем Луганским исполняли этот концерт неоднократно.

«Роль солистов – это вроде интимного диалога, – считает Вадим Репин, – настолько это переполнено нежностью, что против машины оркестровой довольно легко потеряться, здесь законы контрастов должны действовать, такие островки, переполненные одухотворением, особой нежностью, даже порой несвойственной Бетховену».

О том, какой на самом деле Бетховен – споров между солистами нет. Просто заранее договорились: каждый на этой сцене должен довериться не только себе, своему опыту, но и партнерам.

Новости культуры