31.05.2011 | 10:45

Вариации формы от Агостино Боналуми

Агостино Боналуми – художник-авангардист, поэт, сценограф. Он – из тех итальянских авторов, которые в середине ХХ века осмелились изменить существовавшее тогда представление о живописи. И вот уже более полувека художник хранит верность раз и навсегда выбранной концепции. Все его творчество – это вариации формы. Точнее, мета-формы. Выставка работ Боналуми открылась в Московском музее современного искусства, в рамках Перекрестного Года «Россия-Италия». Рассказывают «Новости культуры».

Волна трехмерности вздымает плоскость геометричного рисунка, прямые линии спорят с выпуклыми формами. Архитектурный макет, скульптурный рельеф, абстрактная живопись? Ни одно из трех, и все это одновременно – искусство Агустино Боналуми, классика итальянского авангарда. Ему до сих пор не лень восстановить контекст полемики, что развернулась в Милане начала 60-х.

«Лучо Фонтано объяснил всем, что поверхность холста - условность. Он делал на холстах надрезы и отверстия, разрывал их, и, в общем-то, отменял. И тут Мадзони, Кастеллани и я - мы решили за холст вступиться. Он еще пригодится, говорили мы, только пусть из страдательного объекта художественных стараний холст станет главным действующим лицом, главным событием», - рассказывает художник.

И пусть холст не открывает, а скрывает тайну, и пусть главное происходит не на его поверхности, а за ней. Только сам Боналуми и знает секреты своих фигурных полотен. Сначала строит скульптурный рельеф – брусочки, проволока, гипс, затем натягивает на него живописную кожу: покрытый акрил-виниловыми красками однотонный холст, прорезиненную или вощеную ткань. И красит, и строит, и проектирует, и до сих пор не всегда знает, что получится. Что и отличает его искусство от дизайна. Дизайнеры, впрочем, изобретения Боналуми охотно перенимают. Но работы Боналуми от этого не бледнеют. Все-таки они очень яркие. А мастер их вполне классик – как придумал в начале 60-х подходящий вопрос, так и не устанет перебирать все варианты ответа на него. Потому что одержим формой. Потому что одержим цветом. И эффектами, которые производит цвет, покрывающий формы. Эта одержимость и выдает в нем художника, укорененного в итальянской истории искусства.

«Один из самых любимых его художников – Пьеро делла Франческа. У него четкая линия, четкие цвета. И то же самое можно увидеть и у Боналуми», - говорит искусствовед Ольга Страда.

На страже элементарных форм и основных цветов, 76-летний авангардист до сих пор работает, лично открывает свои выставки, и общается на этих открытиях с детьми. И кажется, ему не мешает, что говорят эти дети по-русски.

Все материалы темы "Перекрестный Год Италии и России>>>